May. 23rd, 2016

serge_le: (Default)
Мне не только понятна, но и лично близка идея сохранения реликвий, связанных с жизнью святых: вещи, которые им принадлежали, убранство мест, где они жили, и пр.
Можно сказать, речь идет не только о святых - разве артефакты, связанные с истоическими фигурами и культурными деятелями, не хранятся в музеях? А разве не храним мы те или иные милые вещички, связанные с воспоминаниями о нашей собственной жизни и жизни наших близких?
Иногда вещи, рассматриваемые в определенных связях и контекстах, оставаясь вещами, становятся чем-то большим, чем они являлись "сами по себе". Просто засушенный лист клена, который хранится у меня в одной из книг, был и остается просто одним из многих засушенных листков, но именно с ним связана моя память об одной важной встрече в далеком прошлом...

Вещи могут устанавливать и сохранять многоразличные связи... Вспомним о жезле Аарона (Числ. 17),  о милоти пророка Илии, (4Цар. 2.8 и далее), о платках и опоясаниях апостола Павла (Деян.19.12) ...

Но мне никогда не были ни близкими, ни понятными многоразличные литургические формы, представляющие собой обращение к реликвиям, как к личности. Благоговейное хранение и даже почитание - это хорошо зело, но некоторые обстоятельства смущают, так сказать.

Возьмем пример с акафистом Пречестному Поясу Пресвятой Богородицы Вот берут люди и начинают петь кусочку материи, обращаясь в звательном падеже во множестве метафор и образов: "Радуйся, Пояс пречестный". Теоретически все можно объяснить: это такой литературный прием, и на самом деле мы не к Поясу обращаемся, а к Деве Марии, Которая даровала нам этот пояс, и так далее. Можно, конечно. И нужно - а че делать?
Вопрос только в том, зачем так все усложнять? Тексты должны объяснять учение Слова Божиего, а не запутывать его (вариант "искажать" даже не рассматриваем).
Кстати, может, речь идет не о совсем корректном переводе. Выражения типа "радуйся, Х" можно переводить как "да здравствует Х", при том в том числе и без реального пожелания здоровья как такового - просто в значении прославления. Например, "да здравствует конституция!" - здесь нет личного обращения, и здесь никто не думает о конституции, как о чем-то живом, нуждающемся в сохранении здоровья...

Знаете, есть такой принцип у художников: главное вовремя остановиться. Искусство - это здорово, а искусство литургическое - тем более. Но и для литургического творчества верен принцип, согласно которому для хорошей идеи нужно выбирать правильные средства реализации. А избыточные средства не всегда правильны.  Разумеется, когда речь идет о прославлении Богородицы, то всех "красивостей" на земле вместе взятых недостаточно, но... очень важно соблюдать согласования, акценты, логические и сущностные связи.

Кстати, насчет логических и сущностных связей. "Пояс Твой Фоме предаде, Богородице, к Сыну Твоему восходяще, и чрез онаго же яко честен дар и благ исполнение его нам оставила еси, Всепетая, поющим и вопиющим Ти: Аллилуиа" (3-й кондак названного акафиста)... Ну, вот куда это годится? Аллилу́йя (от ивр. ‏הַלְלוּיָה] הללויה]‎‏‎ «hалелу-Йа’х» - Хвалите Йах, т.е. Яхве или Иегову) — молитвенное хвалебное слово, обращённое к Богу, только Ему и никому другому. Есть Бог, а есть не-Бог.

Но это ж художники... им и у нас всё можно. Хорошо, что хоть не поясу "поют и вопиют" аллилуйя, хотя, в данном контексте разница не существенна.

P.S. Я придумал, как выкрутиться с аллилуйя, обращенным к Богородице. Этимологически "Аллилуйя" связано с глаголом в повелительной форме множественного числа. "Аллилуйя" как бы является обращением одного лица к другим с целью вызвать их ответное слово... А дальше вы уже сами справитесь.

February 2017

S M T W T F S
   123 4
56789 1011
12131415161718
19202122232425
262728    

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 06:45 am
Powered by Dreamwidth Studios