Jun. 20th, 2016

serge_le: (Default)
Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но [это] было уже в веках, бывших прежде нас (Еккл. 1:10).

В 1432 году, сразу после смерти митрополита Фотия, святитель Иона, архиепископ Рязанский и Муромский стал «нареченным в Святейшую митрополию Русскую», где ключевое слово «нареченным» - его хотел видеть митрополитом сам великий князь, который и обеспечил пышные, торжественные и, разумеется, свободные выборы его кандидатуры. В выборах приняли участие все епископы, представители белого духовенства, монашества, и даже наиболее почетные бояре и земские люди. Князь не спешил с отправкой своего протеже в Константинополь на утверждение и поставление, поскольку обстоятельства были не самыми лучшими: во-первых, в стране -- междоусобица, и соперник имеет собственные виды по теме, а, значит, может своей дипломатией добиться отвода нужной кандидатуры. А во-вторых, в Вильно уже был поставлен митрополит Смоленский Герасим, в титул которого входило словосочетание «всея Руси» (литовский князь оказался проворнее), что тоже создавало определенные неудобства и не сулило хороших перспектив – уже тогда Русская Церковь географически располагалась на территории нескольких государств (Польша, ВКЛ, Новгород, З.Орда, пр.).
Но после того, как Василий Темный сел на стол плотно, а митр. Герасим пал жертвой литовских междоусобиц (1436 г.). свт. Иона отправляется в Константинополь, но… греки уже поставили на русскую митрополию своего кандидата: печально известного митрополита Исидора. Но свт. Ионе пообещали, что следующим митрополитом будет уж точно он (кстати, Иона и Исидор – ровесники, но Иона, видать, лучше выглядел), а пока ему следует удалиться в свою Рязань и терпеливо молиться о здравии Исидора.
Но не было бы счастья, да несчастье помогло. Митрополит Исидор подписал Флорентийскую унию, и по этой причине был осужден как еретик на московском соборе в 1441 году, вместо него -- как вы догадались – к власти был призван опять Иона. Примечательно, что Исидор отстранён, но Русская Церковь еще несколько лет формально пребывает в юрисдикции униатского Константинополя и пытается добиться признания Ионы в качестве митрополита, а вместе с этим и «свободно нам сотворити в нашей земле поставление митрополита».
Не получилось. Тогда князь прямо велел епископам «смотрити в божественные правила, достоит ли митрополита поставити в своей земле». Что за вопрос! Раз нужно, значит можно: конечно же «достоит». Тогда, говорит летопись, князь, «сие слышав, вскоре избрав на митрополию Иону, епископа рязанского, повелевает сшедшемуся собору поставить Иону на митрополию», с титулом «Митрополит Киевский и всея Руси» (1448 г.).
Кстати Знаменский в своей «Истории» пишет «В Грецию написана была грамота, в которой объяснялось, что Русская Церковь не разрывает своего союза с Греческою, что поставление митрополита совершено теперь в самой России по великой нужде от турок, по неудобству сношений, да и потому, что в России неизвестно даже, есть ли и Патриарх в Цареграде. В 1453 году Царьград был взят турками. Иона утешил патриарха Геннадия (уже православного) посылкой даров и просил у него благословения»: мол, вы держитесь там,  всего вам доброго, хорошего настроения и здоровья.
Именно этим периодом Знаменский определяет дату, когда «ВЕРОЯТНО (выделено мной - S.L)… Русской Церкви дано было право поставлять митрополита независимо от Греческой церкви». Геннадий не ответил на письмо московского предстоятеля, а молчание, с точки зрения ведущих отечественных канонистов, есть знак согласия.
А несколько позже епископов опять созвали на собор (1459), где всех заставили добровольно произнести клятву «быти неотступными от святые церкви зборныя московский Святыя Богородицы, от нашего господина и отца Ионы, митрополита всея Руси, и от того, кто по его отшествию к Богу поставлен будет по избранию Святого Духа и по святым Правилам Святых Апостолов и по повелению господина нашего великого князя Василия Васильевича». Взаимоисключающие условия, скажете вы, но на Руси нет ничего взаимоисключающего! Речь же не о каких-то там законниках-папистах.
Действительно, при определённых обстоятельствах полевые командиры имеют право на самоорганизацию и даже обязаны самоорганизовываться (оказавшись в окружении, потеряв связь с центральным командованием и пр.). Но когда форс-мажор преодолевается, то всякая партизанщина прекращается, а командование передается «кому надо». В Церкви такая же ситуация. Формально православный имеет полное право не подчиняться еретикам вообще или отдельным неблаговидным распоряжениям духовной власти в частности и следовать по своему усмотрению (в пределах разумного), но при нормализации ситуации все должно вернуться на круги своя.
А ситуация нормализовалась относительно скоро: Иерусалимский собор Православной Церкви в 1443 г. предал унию проклятию, а после падения Константинополя в 1453 года от унии не осталось фактически ничего… Казалось бы, «наши победили», но Москва последовательно отказывается «разоружаться» и жить по законам мирного времени. Мы ж -- Воинствующая Церковь, как никак.
Святой Патриарх Дионисий Константинопольский наложил анафему на свт. Иону и запретил с ним всякое общение. В 1470 году патриарх принял под свой омофор возвратившегося из унии в Православие Киевско-Литовского митрополита Григория, и признал его единственным «митрополитом истинного правого по всей Руской земли» и заявил, что «великая зборная наша церковь не имает, а ни держит, а ни именует за митрополитов» Иону Московского и его преемников (свт. Иона умер в 1461 г.). Великий князь Московский Иоанн III объявил от лица созванного им же собора патриарха Дионисия "чюжа и отреченна". Еще раз подчеркну: речь идет о святителе Дионисии I Мудром (+ 1492), патриархе Константинопольском (память 23 ноября)…
Но, как ни странно, даже на Московской Руси не всех устроила такая ситуация. Один из недовольных - святой Пафнутий Боровский, который настаивал, что нельзя избирать митрополита без константинопольского патриарха, и не позволял в своей обители называть святого Иону митрополитом и исполнять его указы. За это святой Иона подверг его архиерейскому наставлению: вызвал святого Пафнутия на ковер, кротко бил его своим жезлом по голове, после милостиво заковал его в цепи и бросил в темницу – в сторону богословские диспуты, канонические прения и прочие либеральные ценности.
Спустя лет 70 другой святой – преподобный Максим Грек также считал подобные выборы митрополита незаконными: так делается «самочинно и по гордости» (ему вообще много что не нравилось на Руси). Собор 1525 года обвинил Максима Грека в ереси, вредительстве, в сношениях с турецким правительством; он был отлучён от причастия и заточен в тюрьму под названием «Иосифо-Волоцкий монастырь», где и пробыл ок.25 лет. Только вмешательство госдепа и восточных патриархов привело к тому, что преподобный был амнистирован и переведен в Троице-Сергиеву лавру на общий режим.
Эти же восточные патриархи в 1589 г. признали независимость Русской Церкви и легализовали ее канонический статус, поставив первого русского патриарха – святого Иова – и  признав перенос кафедры предстоятеля Русской Церкви в Москву задним числом. Но это уже другая история, пусть и не менее завораживающая.

Оба святых – Иона и Пафнутий – были канонизированы Макарьевским собором в 1547 году, Максим Грек - в 1988. Как мы видим, даже святые могли не замечать святости друг друга. Святость - она заметнее на расстоянии веков…
Кстати, было бы интересно увидеть икону, на которой вместе изображены святые Иона, Пафнутий, Дионисий, Максим… Серьёзно! Можно было бы добавить и другие оппозитные пары святых из истории других противостояний. Это и была бы реальная икона Соборности – того, каким образом историческая память идеализирует и сакрализирует действительность, преображая ее задним числом.

Так что, не паникуйте! С соборностью, видите ли, у них проблема… Да все нормально! Еще даже никто никого не начал бить жезлом по голове.

February 2017

S M T W T F S
   123 4
56789 1011
12131415161718
19202122232425
262728    

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 08:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios