Jul. 6th, 2016

serge_le: (Default)
«Не суди́те, да не судимы будете, ибо каким судом су́дите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить. И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Или как скажешь брату твоему: "дай, я выну сучок из глаза твоего", а вот, в твоем глазе бревно? Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего» (Мф., 20 зач., VII, 1-8).

О теме неосуждения говорится много. И я писал на эту тему уже раз так несколько. Но все время находится что-то новое… И вот опять )))

Почему нельзя судить?

Самый простой ответ таков: «Скрипач, ты что дальтоник? Что не видишь, что написано «Не суди»? Вот поэтому и нельзя!». Многих такой ответ вполне устраивает. И против истинности такого ответа не возразишь. Чего не скажешь о его полноте: предполагаю, что не все сотворенное Богом, явлено человеку, но все из явленного несомненно может быть осмысленно (пусть не сразу). Поэтому и возникает вопрос: а почему так сказал Господь? В чем зло осуждения? Неужели этот запрет есть заурядный принцип, который состоит в том, что Бог нас просто взял в заложники в формате «око за око»? Разумеется, нет!

Бог не дает нам права осуждать, поскольку это право – Его, и поскольку жизнь в целом продолжается: ты не знаешь, что случится с осуждаемым и с тобой: «Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его» (Рим.14:4). В осуждении ближнего есть неверие не только в ближнего, но и в Бога. И еще большая самоуверенность в себе – как будто под забором могут найти кого угодно, но только не тебя. А ведь падали не только святые, но и ангелы…
И дело не только в праве, которого у нас нет… Почему мне нельзя после воскресной службы посвящать себя удалению катаракты у слеповатых прихожан? Потому что у меня нет лицензии? Да ну! Смотрите в корень: в первую очередь ПОТОМУ, ЧТО Я НЕ УМЕЮ!!! И осуждать нам нельзя потому, что мы не умеем: мы не в состоянии учесть все обстоятельства, детерминанты, причины, цели, возможности… Мы даже в собственной жизни разобраться не можем: мы, болезные, не можем осудить даже себя… СЕБЯ! Своих грехов не видим, а тут… Вынь прежде бревно у себя – и только потом суди других, если еще захочется.
 «Анатомия осуждения» имеет в своей основе неустранимую конструктивную ошибку: ложное разделения на «Я» и «не-Я».  Есть разные уровни организации Всеединства. Самый высокий уровень – Церковь-с-большой-буквы, представляющий собой единение в Боге посредством Таинств веры и добродетели, где все мы – органы или члены Тела Христова. Но даже если взять пониже или «просто мир», как церковь-с-маленькой-буквы, то и здесь для каждого должна быть очевидной мысль о связи всего со всем – даже в банальном физическом смысле. Осуждение антицерковно: оно не видит «не-Я» в составе целого, оно посягает на цельность, исключая «не-Я» из целого. Чем это опасно?

Если в рану на пальце попадет инфекция, то весь организм будет страдать и своей реакцией предложит ответ на совместное преодоление болезни. Если один орган в составе целого организма решит «осудить», «наказать», «исключить» другой орган, то жди беды – это, кажись, и называется аутоиммунными заболеваниями, которые, как правило, являются хроническими и ведут к инвалидности и смерти -- всего организма, разумеется…

Пастырь из известной притчи Христа оставляет 99 овец для того, чтобы броситься на спасение одной заблудшей. Разве пастырь любит одну больше всех других? Нет, он любит всю отару как целостность, которая без одной овцы становится чем-то другим. Однажды согласившись не рисковать девяносто девятью ради одной, пастырь потеряет все сто - пусть и по одной. Одна заблудшая необходима для незаблудших 99-ти: борясь за одну, пастырь борется за все сто. Поэтому в заботе об одной есть забота о всем стаде, а не расточительность и сбой приоритетов.

В попытке простить ближнего заключается попытка простить себя -   в составе целого. Снисхождение к ближнему, таким образом, есть проявление заботиться о себе. Берегите себя!
serge_le: (Default)
продолжение предыдущего поста

Христос велит нам прощать «до седмижды семидесяти раз» (Мф.18.22). 7*70=490. Много, но не бесконечно. Есть предел и прощению, видать. Если вы думаете, что эти пределы недосягаемы, то вы ошибаетесь. Досягаемы и преодолимы!
А что за этим пределом? Лицензия на осуждение? Не думаю. Тут ситуация напоминает  алюминиевую проволоку: ее можно согнуть и разогнуть определенное количество раз, а потом она ломается… Так и человеческие отношения однажды могут дойти до такой степени, что механизм соотношения понятий «простить-осудить» просто перестает работать – он выходит из строя, теряет всякую осмысленность… Между двумя кусочками проволоки в твоих руках уже нет никакой упругости, даже нулевой…
Предел прощения - это не что-то правовое и умозрительное. Он представляет собой что-то объективное: из области духовного сопромата, что ли. Душа человека имеет определнную прочность на изгибы, и прочие внешние воздействия.
Прощай, прощай, прощай… Еще, еще, еще… Опять, опять, опять…Простил ? Да вот уже хрен его знает…

Кажется, что раз нам «уже пофиг», то значит мы простили. Я уверен, когда Господь говорит о прощении, то Он не имеет ввиду безразличие. Он имее ввиду сверхъестественное переключение с озабоченности собой на озабоченность обидчиком. Отсюда и «любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих» (Мф.5.44). Видите? Не сказано «забейте, забудьте, наплюйте», а «любите, благословляйте, молитесь». И здесь - преодоление естества уставов, сиречь всяких сопроматов: на четыреста девяносто первый раз ты должен не поломаться, а выйти на качественно новый уровень отношения к проблеме.

Нет любви - нет и прощения. Любовь, а не безразличе, есть подлинный субстрат для прощения. Если хочешь простить, то у тебя есть два пути: полюбить или плюнуть. Христос предлагает избрать первый вариант. В наплевательстве же у человечества достаточно иных учителей.
serge_le: (Default)
Продолжение двух предыдущих постов

Вот еще что интересно: читаем «Не судите, да не судимы будете» и все такое, и тут бац ни с того ни с сего: «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас»… Контрастный душ. «Свиньи» и «псы» - осуждение ли это?

Прощение вторично по отношению к обиде – как помилование вторично по отношению к приговору. Господь запрещает обижать, не запрещает обижаться (=терпеть обиду), но повелевает прощать. Нельзя простить, если не обиделся, но если не обижаться, тогда не надо будет и прощать. Необходимость прощать укоренена в факте наличия обиды, и если эта необходимость возникла, то уже предполагается сохранение каких-то отношений с «псами» и «свиньями». А оно вам надо?
Короче, не осуждайте псов и свиней – просто не давайте им святыни и жемчуга. Не провоцируйте, не переоценивайте их, трезво смотрите на их возможности. И на свои. А то некоторые говорят: «я не боюсь собак», и «что мне эти свиньи».  И совершенно зря.
Но, все же, интересная возникает ситуация: когда свиньи, не желающие давать святыни псам, начинают выяснять отношения с собаками, которые не хотят рассыпать бисер перед свиньями...  Да и вообще: Господь как-то удивительно поделил надвое: у одних в руках святыня, а у других бисер - вот они никак и не договорятся между собою. Разве что некоторые.

February 2017

S M T W T F S
   123 4
56789 1011
12131415161718
19202122232425
262728    

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 08:47 pm
Powered by Dreamwidth Studios