serge_le: (Default)
"А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше" (1Кор.13:13).
Христианство - это не только вера, но еще надежда и любовь.
Поскольку бывает суетная вера, то и существует необходимость в «Символе Веры», который бы объединял нас на уровне confessio. И он у нас есть, слава Богу.
Но ведь и надежда бывает ложной, и любовь – грешной. Однако нет никаких «Символов Любви» и «Символов Надежды». А зря! Судя по всему, уже и некоторые черти ничего против Никео-Цареградского Символа Веры не имеют – «веруют и трепещут» (Иак.2:19).
Многого ли стоит формальное единство на уровне провозглашения принципов веры, если нет единства в надежде и любви? Наверное, каждый замечал, какая разница бывает во взглядах и чувствах тех людей, которые неложно исповедают один и тот же Символ Веры. Два «одинаково православных» могут быть носителями абсолютно разного христианства, притом на столько разного, что даже имеемые разницы между, к примеру, православной доктриной и католической ситуативно могут показаться менее актуальными. Тут у людей не то что догматы – Христос и Евангелие оказывается разными!
Но может быть и по-другому: там где нет и объективно не может быть единства в вере, можем ли мы говорить о возможности единства в делах надежды и любви, смутное чувство которого нередко бывает доступным? А если можем, то о чем по своему существу будет этот вопрос?

Я не ратую за единообразие и уравниловку – я о том, что вопрос о пребывании «сих трех» остается открытым, и закрыть его хорошими оценками по катехизису в его трехчастном тематическом делении не получится. Кроме того, я бы и на «закрытость» личного вопроса о вере не слишком бы расчитывал – ибо не случайно апостол призывает нас: «Испытывайте самих себя, в вере ли вы; самих себя исследывайте» (2Кор.13:5). Отстаньте от окружающих, хватит на них бросаться.
serge_le: (Default)
Потолок, в который, как нам кажется, мы уперлись в своем духовном развитии, на самом деле является полом – потолка в таком деле не существует, поскольку речь идет о нашем бесконечном приближении к Богу.
В прочем, и уровень пола может быть разным. Если вам кажется, что ниже не бывает, то… будьте оптимистом: все возможно верующему, так сказать.
Мы всегда имеем большее, чем заслуживаем, а теряем всегда меньше, чем должны были бы потерять. Не совсем в тему, но: Лосский определял личность как несводимость человека к его природе. Он имел ввиду, что личность - это всегда нечто большее, чем человек являет собой здесь и сейчас. А я хочу долнить: личность - это еще и нечто меньшее. Все то паскудненькое, что спрятано нарочито или же незвестно в силу заблуждения, что непроявлено ввиду отсутсвия надлежащих условий. Все то, что станет очевидным только в Судный день. Нет ничего тайного, что стало бы явным. Человек - это большаааая тайна. Я же  – вообще  человек-сюрприз. 
serge_le: (Default)
ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ ОБ АБОРТАХ: «КОГДА-ТО И УБИЙСТВО РАБОВ НЕ СЧИТАЛОСЬ ПРЕСТУПЛЕНИЕМ»

3 октября в Польше тысячи граждан выступили против нового законопроекта, сокращающего число оснований для аборта и вводящего уголовную ответственность за подпольное прерывание беременности. В России петицию о запрете абортов подписал патриарх Кирилл. Председатель Синодального информационного отдела БПЦ протоиерей Сергий Лепин объяснил, чем аборты, по мнению Церкви, похожи на геноцид и одобряет ли Церковь уголовную ответственность за умышленно прерванную беременность.

3 октября в Польше прошел «Черный понедельник» — массовая акция, участницы которой протестуют против полного запрета абортов в стране. Фото: Юлия Шабловская 3 октября в Польше прошел «Черный понедельник» — массовая акция, участницы которой протестуют против полного запрета абортов в стране.

RFRM: Какое сегодня отношение к абортам у православной церкви в Беларуси?

- Такое же, как и у Православной Церкви (и не только Православной) во всех других регионах планеты: искусственное прерывание жизнедеятельности плода с целью воспрепятствования его появлению на свет есть преднамеренное убийство. Я не буду загружать вас цитатами, но об этом достаточно пишут Святые Отцы и церковные писатели, так говорится канонах Церкви и так говорится в более новом документе: Основах Социальной Концепции РПЦ (см.: XII.1). Аборт – грех, ответственность за который возлагается на женщину, мужчину, врачей и даже общество в той или иной его части. Такое отношение к теме основано не только на Священном Писании и Священном Предании, но и на данных естественных наук, с точки зрения которых эмбрион человека – это человек на определенной стадии своего развития. Жизнь эмбриона – это не предмет веры, это факт науки. Разница в сроках беременности – это разница не в сущности, а в свойствах, а разница между жизнью в утробе и жизнью вне ее – это лишь разница обстоятельств и притом весьма условная: сегодня технологии позволяют сохранять жизнь экстремально недоношенных детей. И если нельзя убить шестимесячного уже родившегося ребенка, то почему можно убить семимесячного еще не родившегося? Совершенно очевидно, что между ними нет никакой естественной разницы, а та, что, якобы, имеется – противоестественна, надумана и основана только на волевых определениях политиков и законодателей. Эти же определения когда-то лишали прав чернокожих, и когда-то и убийство рабов не считалось убийством с точки зрения законов.

Фото: Юлия ШабловскаяКстати, созвучное понимание мы находим и в некоторых международных правовых документах, обязательных к исполнению в Беларуси: Декларация прав ребенка настаивает на том, что ребенок имеет свои права как до, так и после своего рождения. Право на жизнь – одно из этих прав. И мы с этим полностью согласны. Когда речь идет о неприкосновенности жизни, то совершенно не важно, верующий ты или нет. Мы пытаемся доказать, что запрет на аборт – это не тоже самое, что запрет есть мясо в пятницу, и принцип «не хочешь аборта – не делай, но не мешай другим» здесь не уместен. Жизнь человека есть не только религиозная ценность – она универсальна (правда, в это мы уже верим, и так ли это на самом деле, покажет время).

Фото: Юлия ШабловскаяRFRM: Во многих странах представители православной церкви имеют крайне радикальную позицию, касательно абортов. Так епископ Элладской православной церкви Митрополит Мелетий Каламарас не раз высказывался за то, чтобы приравнять аборт к уголовному преступлению и судить мать и врача по уголовному кодексу. О каких сроках может идти речь?

- Подобную позицию, пусть и по-разному проговариваемую, занимают все противники абортов. Если в стране аборт запрещен, то его совершение автоматически становится преступлением, и легко предположить, что наказываться оно будет не штрафной квитанцией, как неправильная парковка. Но прошу заметить, Церковь ищет не расправы над грешниками, а осуждение греха и выведение аборта из сферы легальных практик (тем более оплачиваемых из бюджета). У Церкви нет своего уголовного права, Церковные каноны не предусматривают никаких материальных и телесных наказаний или наказаний с лишением или ограничением свободы человека – они могут поразить человека только в его духовных правах (например, лишить права причащаться или занимать определенные должности в клире). Разумеется, наказание за всякое преступление должно быть соразмерным, но вопрос о самой соразмерности наказания по решениям светских судов не является компетентным для Церкви. Я не знаю, как должно выглядеть наказание ни за воровство овощей, ни за ограбление ювелирного магазина, ни за аборты. Но для меня совершенно очевидно, что все перечисленное является преступлением.

Фото: Юлия Шабловская

RFRM: Как вы могли бы прокомментировать ситуацию с абортами в России и Польше, где сегодня католическая (Польша) и православная (Россия) церковь ратуют за полный запрет абортов в том числе по медицинским причинам и вследствие насилия?

- Определенно могу сказать, что я поддерживаю запрет абортов. По поводу «медицинских причин» нужно оговориться отдельно – тут возможно множество недоразумений. Это деликатная тема, всю глубину которой невозможно раскрыть одним ответом, скажу только кратко: мы не согласны с действующим списком медицинских показаний: иногда речь идет не о том, что забеременев, женщина умирает и нуждается в экстренном избавлении от беременности, а о том, что имеются дополнительные риски, создающие лишние беспокойства как беременной, так и врачам. Не всякий риск (в том числе и уже актуализировавшийся) может сделать прерывание беременности теоретически допустимой, компромиссной мерой самозащиты матери. И совершенно однозначно к допустимым медицинским причинам не относятся патологии развития плода. Богословы, не видя ценностной разницы между жизнью до и жизнью после рождения, не отказывая в праве называться человеком никакому инвалиду, воспринимают такие аборты просто как убийство инвалидов на перинатальной стадии их существования. Это не медицинские показания – это показания евгеники, которую человечество осудило еще во время Нюрнбергского процесса. Гитлеровцам тоже казалось, что они умерщвляют инвалидов, сумасшедших, гомосексуалистов и прочих, как они полагали, «унтерменшей» из соображений гуманности – как по отношению к самим больным, так и по отношению к их родственникам и обществу в целом. Но они оказались неправы. Или нет?

Фото: Юлия Шабловская

RFRM: Если бы в Беларуси появилась подобная инициатива (полного запрета), готова ли ее поддержать православная церковь?

- Эта инициатива была всегда. Тут вопрос нужно поставить по-другому: готово ли сегодня белорусское общество поддержать голос Церкви, раздающийся в веках: аборт – это убийство! Демография – это не религия, это наука, претендующая на объективность и доказательность. Для меня очевидно, что если у белорусского народа в частности и европейцев в общем есть будущее, то только такое, в котором нет абортов. Мы, конечно, готовы проповедовать Евангелие всем народам, оказавшимся здесь (для нас и это большая честь, которой еще нужно сподобиться), но при выстраивании своих миссионерских стратегий нам бы очень хотелось исходить из того, что Беларусь и впредь останется землей белорусов. Церковь – за будущее нашего народа. Но пока мы видим, что сохранением популяции зубров многие озабочены больше, чем собственной популяцией и ее идентичностью.

RFRM: Может ли мать одиночка рассчитывать на материальную поддержку, едой и вещами, со стороны церкви? Куда ей обращаться за такой помощью?

- Вопросами благотворительности занимается Синодальный отдел по церковной благотворительности и социальному служению БПЦ, есть центр поддержки семьи материнства и детства «Матуля», существуют другие волонтерские инициативы. Речь идет об эпизодической ситуативной помощи в первом необходимом, а не о том, что Церковь или приходские волонтеры берут на себя ответственность по регулярному материальному обеспечению нуждающихся лиц – мы не заменим ни пенсионный фонд, ни фонд соцзащиты.

Фото: Юлия ШабловскаяНам хорошо знакома суть таких вопросов, задаваемых в контексте спора об абортах – рано или поздно она сведется к банальному «кто будет кормить, обеспечивать» и прочее в этом духе. Да, нас можно и нужно критиковать за ограниченность и недостаточную эффективность церковных социальных программ в вопросах материнства и детства, но этим нельзя менять главную тему нашего разговора: допустимость абортов. Убивать детей в утробе матери потому что их, якобы, некому будет кормить после их рождения, это тоже самое, что убивать любого другого нуждающегося по этой же причине. Знаете, а у нас еще и с обеспечением и инвалидов есть проблемы… И что теперь? Я точно знаю, что убивать инвалидов нельзя - ни потому, что «они мучаются», ни потому, что «они никому не нужны», ни потому, что «содержать их очень дорого», ни потому, что их опекуны «вправе распоряжаться своей жизнью».

Фото: Юлия Шабловская
Читать полностью: http://rfrm.io/pytanne/pravoslavnaya-tserkov-ob-abortah-kogda-to-i-ubiystvo-rabov-ne-schitalos-prestupleniem

serge_le: (Default)
Напомнило инструкции по прохождению компьютерных игр-бродилок. Еще нужно ввести персонажей и образцы правильных диалогов с ними. Квест еще тот, да!


А можно вообще придумать новую игру, где нужно будет добраться до праздничной иконы (например), не нарвавшись на злобных троллей, огров, и прочих служителей храма, охраняющих его от непрошенных гостей.
serge_le: (Default)
На Крестовозвиженской утрени читаем в Евангелии: "Еще мало время свет в вас есть. Ходите дондеже свет имате, да тма вас не имет..." (Ин.12.35). Задумался... Свет - он где-то внутри, среди нас -  поскольку и в другом месте говорит Господь:  "Царствие Божие внутрь вас есть" (Лук. 17:20-21) А тьма - это то, что преодолевает, захватывает, имеет нас извне. Даже смиряясь не надо говорить, что ты имеешь в себе тьму - не обольщайся: это она имеет тебя! Не грехи принадлежат тебе, а ты -- им. В этом, собственно, и заключается проблема: согрешая, ты отдаешь, а не приобретаешь. "Wake up, Neo! The Matrix has you"...
serge_le: (Default)
Необычайно богатая православная литургическая традиция проявляет непонятное для меня однообразие в выборе евангельских текстов для богородичных праздников. Рождество Богородицы, Введение Ее во Храм, Благовещение, Успение, празднования в честь Ее икон...  – все время читается одно и тоже евангельское зачало, в котором повествуется о посещении Христом двух сестер Марфы и Марии и кратком диалоге Христа с «женщиной из народа». Притом какая связь двух этих фрагментов между собой, и почему между ними пропущено так много текста, по-видимому, предлагается ответить самим проповедникам – это непросто, но благо, что попыток на сие дается много раз в году.

Одно и то же! Уже не знаю, о чем говорить на проповеди. Неужели ничего нельзя было придумать? Этакая расточительная роскошь в ситуации, когда люди бывают в храмах только по праздникам!

Разделение Евангелия на зачала (фрагменты для чтения) рассчитано на ежедневное монастырское богослужение, за которым весь текст полностью вычитывался в течение года. Не знаю, как у вас, но у нас -- не монастырь! Мне кажется, что помимо привычного разделения на зачала, Богослужебной комиссии нужно разработать годичный круг воскресных чтений, который бы предполагал пусть и не вычитывание всех четырех Евангелий полностью, но их тематическое хронологические согласование – чтобы ВСЯ евангельская история могла быть преподнесенной и истолкованной в воскресные дни.
serge_le: (Default)
Желание сдохнуть с той или иной силой может посетить каждого. Особенно, когда мы теряем близких или же лишаемся того, что прежде определяло нашу жизнь с точки зрения ее смысла. Найти в себе желание жить иногда значительно сложнее, чем найти собственно ресурсы для жизни. Бывает, что, вроде бы, и всё есть для жизни, а не нужно ни это всё, ни сама жизнь…
Уныние и печаль являются смертными грехами – иногда даже от слова «смерть», взятом в самом узком его смысле: биологическом. Думаю, тут объяснять не нужно многого.


Однако.

Апостол Павел пишет: «имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше» (Фил.1.23), а многоразличные «жития» говорят о том, что и Дева Мария после Вознесения на Небо Ее Сына постоянно молила Его забрать Ее душу, и Тот, таки, внял Ее мольбе.

Как мы видим, не всякое желание умереть является греховным. Апостол и Богородица желали для себя смерти не потому, что они возненавидели, отчаялись, разочаровались, разуверились, истощились и не хотели жить дальше. Напротив, они искали для себя больших возможностей жить, служить и любить. Желание желанию рознь:  внешне схожее (или даже одинаковое) внутренне, сущностно может оказаться совершенно разным.

Например, одно дело, когда ребенок не хочет идти в первый класс, потому что боится, что его там будут бить, обижать, и вообще он там никого не знает, и совсем другое дело, если ребенок не хочет туда идти, потому, что он считает, что ему нечего делать в первом классе и ему нужно уже во второй. Насчет второго класса тоже могут быть нюансы: речь может идти о второгоднике, и речь может идти о вундеркинде...
Жизнь дается только раз, а удается еще реже. И она -  та еще школа! Тут на второй год, конечно же, не оставляют, но у каждого есть шанс, превратить смерть в приобретение – поскольку, как у апостола, у всех есть возможность найти свою жизнь во Христе  (см.: Фил.1.21).

Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода (Ин.12:24).

С прошедшим Вас Успением и началом учебного года, кстати ))
serge_le: (Default)
Покемоны завелись и у нас в Ракове. Причем, имеются даже в церкви и костеле.
Мне прислали фотографию одного. Вот они какие, оказывается.
serge_le: (Default)
В детстве (в классе пятом-шестом) у меня было два классных значка: один с «Motörhead», а другой с «Manowar». Они добавляли +10 крутизны к моему скиллу. Но если музыка первой команды мне не особо нравилась, то второй приходилась очень даже по вкусу…
Не то, что бы я был фанатом этой группы - нет, так мог послушать при случае… Со временем она и вовсе пропала с моего горизонта. И однажды, уже учась курсе на третьем семинарии, я вспомнил о ней, случайно услышав «Bridge of Death» из «Hail to England» (1984). Помню, я вник в ее слова и ужаснулся: откровенный сатанизм этой песни меня удручил и обескуражил, поскольку до этого момента я как-то полагал, что все у ее авторов ограничивается образами и метафорами скандинавской мифологии... Не хочу здесь даже цитировать эту мерзость – загуглите сами, если захотите. В общем, если бы авторы гаденьких брошюрок "про рок на службе сатаны" были бы в теме того, о чем пишут, то непременно сослались бы на эту песню, а не писали бы всякую чушь про прослушивание пластинок наоборот.

А вчера мне так же чисто случайно попалась песня «I Believe» из «The Dawn of Battle» (2002). Вот ее я, пожалуй, процитирую.

From the darkness I walk into the light
From the day I walk into the night
From the shadows I will appear
With a message for all who will hear

For the weak of heart I will be strong
To the defenders of faith I will belong
Till the last of us fight till we die
Till the keys of the kingdome are mine

All stand together for the world to see
Now the time is right to live out all our dreams
Say the words forever, your strength will never leave
If you want to win the fight, say "I believe"…


Я решил почитать об этой группе. Мне стало очень интересно, что с ребятами стало теперь. Начал искать… И чо?

В одном из интервью Джоуи ДиМайо (бас-гитарист группы) прямо спросили о его религиозных взглядах:


Joey DeMaio,Manowar. teleshow.wp.pl

"-- Большая часть ваших песен пестрит ссылками на Одина, Тора, Валгаллу, валькирий, и тому подобное. Если вы не возражаете, я спрошу о том каковы ваши личные религиозные убеждения? Является ли внимание к скандинавской мифологии в ваших композициях частью вашей личной веры?
-- Нет-нет-нет. Моя вера проста: каждый имеет право верить в то, что подходит для него. Это действительно моя личная вера, понимаете?
-- Но все же. Если говорить именно о вашей религии. Хотите что-то сказать?
-- Не совсем, поскольку, как вы знаете, это очень личное. Каждый имеет право думать, верить и поступать так, как он хочет. Каждый должен прийти к собственному пониманию того, как иметь дело с духовными вопросами на своем пути. Проблема заключается в том, что каждый говорит о своей религии как о пути единственном, и что все остальные идут в ад - я просто не принимаю этого. Я верю, что просто каждый должен найти для себе то, что подходит ему лично. Обычно опыт - лучший учитель в этом…"

Не, это не ответ... Нас ему не запутать, правда? Ищем дальше...

ДиМайо, как мне удалось выяснить, сегодня является рыцарем Мальтийского ордена, кавалером Большого Креста и даже министром Мальтийского ордена по делам молодёжи, а чего добился ты? На снимке ниже он вручает какую-то награду ордена самому Хосе Каррерасу — за культурные достижения и филантропскую деятельность.


Ну, и чтобы два раза не вставать, послушайте еще эту песню группы. Думал оставить до Рождества, но еще дожить надо (раз), и не забыть потом о ней (два).



Read more... )

Ох уж этот рок! Кому он только не служит.
serge_le: (Default)
Когда же настал вечер, приступили к Нему ученики Его и сказали: место здесь пустынное и время уже позднее; отпусти народ, чтобы они пошли в селения и купили себе пищи. Но Иисус сказал им: не нужно им идти, вы дайте им есть. Они же говорят Ему: у нас здесь только пять хлебов и две рыбы. Он сказал: принесите их Мне сюда. И велел народу возлечь на траву и, взяв пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, благословил и, преломив, дал хлебы ученикам, а ученики народу. И ели все и насытились; и набрали оставшихся кусков двенадцать коробов полных; а евших было около пяти тысяч человек, кроме женщин и детей (Мф.14:15-20).

О чем это то фрагмент Евангелия? О чуде. Но о каком?
Посмотрите, Христос упрекает народ: «Вы ищете Меня не потому, что видели чудеса, но потому, что ели хлеб и насытились (Ин.6:26). Что получается: есть насыщение, а есть чудо. Насыщение – оно в умножении хлебов, ну а в чем же тогда чудо, ради которого нужно искать Господа?


Апостолы видят изголодавшийся народ, но не видят никакой возможности помочь ему – у них есть только две рыбы и только пять хлебов. Разумеется, этого мало. Посылать в магазин людей, не имеющих денег, еще та тема, но как бы то ни было, люди, на самом деле, должны сами позаботиться о себе, а если и не они сами, то кто-то другой, но не апостолы - чай не турецкий курорт «all inclusive», и никто не брал на себя никаких обязательств… А на пути к коммунизму кормить никто не обещал

Мы любим чистоту на улицах, но пусть ее поддерживает кто-то другой. Нам жалко голодных, но ведь у нас, елки зеленые, есть службы соцзащиты...
И вообще, мы – «маленькие люди», от нас «мало что зависит», и мы «мало что можем». Заручившись подобной логикой, мы зачастую не то, что осторожничаем в своих действиях из-за опасений взять на себя лишнего, но отказываемся от всякого действия вообще. Если накормить – так только сразу всех, а на меньшее мы не согласны.
Вариант, предусматривающий помощь кому-то одному, даже не рассматривается. Чё мелочиться? Мы  -- филантропы, любящие «человечество» в целом; нам некогда и не за что растрачиваться на частности. Но как так могло получиться: любить одного, оказывается дороже, чем всех сразу - невыгодно, неинтересно, нерационально, и, следовательно, непонятно как. Умножению хлебов, значит, мы удивляемся, а этому – нет. А ведь в этом не меньше удивительного, чем в том, что при делении количество еды увеличивается, а не остается прежним...

Видите ли, нам мало возможностей! Нам всегда чего-то не хватает, для того, чтобы начать действовать. «В мир каждый человек приходит полный сил для самых невероятных переживаний… А потом жизнь все время заставляет его выбирать из двух возможностей, и он все время чувствует: одной недостает, все время недостает - невыдуманной третьей возможности. Вот он и делает все, что угодно, ни разу не сделав то, что хотел. А в результате становится бездарью»… Плохому танцору всегда не хватает нужных тапочек.

Помнится, у какого-то я читал об одном интересном моменте, упоминаемом в Мидраше: вода Чермного моря до тех пор не расступилась перед ведомыми Моисеем евреями, пока их ноздри не начали черпать воду. Не знаю, правда это или нет исторически, но мораль безупречна: большие возможности не будут доступны для вас, пока вы не реализуете уже имеющиеся, пока вопреки своим немощным страхам вы не сможете довериться всемогуществу Бога. Нет никакого смысла идти в море, желая его пересечь, или нести свои две рыбки с целью насытить толпу – все верно, да, но ровно до тех пор, пока не поменяются условия задачи: не будет «добавлен» Христос.
Только две рыбы и только пять хлебов, говорите вы? Да если рядом Христос, то это - ЦЕЛЫХ две рыбы и АЖ пять хлебов! Две рыбы и пять хлебов – это метафора возможностей, которые есть у каждого во Христе: верить, знать, любить, надеяться, делать, быть. Просто используете то, что вы уже РЕАЛЬНО имеете. Используйте реально, а не «если бы кабы».
«Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего» (Ин.15:5). «Ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет» (Мф.25:29)
Ну, показывайте, че у вас там? Принесите. Это. Ему. Сюда.
Глаза боятся, а руки делают. Смелее. У вас все получится. Делайте малое -- и сотворите многое. Умейте видеть перспективы. Жизнь проходит, а мы еще даже не пытались...

В кладе, найденном у себя в огороде, вы увидете возможности, прежде всего, для себя, а не для кого-то - даже отдавая государству положенных три четверти. Так и в обнаруженной чужой беде нужно видеть возможности  сотворить добро именно для себя, а не для кого-то. "Блаженнее давать, нежели принимать" (Деян.20:35) - разве не так? Возможность творить добро - это на самом не ваше милосердие к кому-то, а Божее милосердие к вам: Он дает вам шанс, предоставляя возможности. Возможность - самый ценный ресурс, а ад - что это, если не отсутсвие возможностей? Так вот. Чудо – оно в возможностях, которые даруются нам во Христе. И этот евангельский сюжет я бы назвал не привычным «Об умножении хлебов» или чем-то подобным, а зачалом «О возможностях» - Иисус чудесным образом умножает наши возможности. Ищите Христа, чтобы иметь возможности. Вне Его нет спасения.

Иллюстрация: Чудо умножения хлебов и рыб, Франция; XII в.; местонахождение: Англия. Лондон. Музей Виктории и Альберта; 51.4 x 44.6 см.; материал: свинец, стекло витражное; техника: витраж, роспись по стеклу.
serge_le: (Default)
Помните, того маленького лисенка, что усыновила моя такса? Вот он какой вымахал:



Ну, что я вам скажу? В сказках все есть ложь, но про лис - правда.
Воровка. Притом ей совершенно все равно, что воровать: хоть стиральный порошок. Сначала стащит, а потом подумает, надо ли ей. Лиса, судя по всему, не умеет просить. Сначала она попробуют у вас понравившуюся вещь (еду, игрушку и пр.) просто выхватить, а если это не получается, то она будет ждать... чтобы своровать. А потом хвать и бежать. А ты - за ней. И вот когда бежишь за лисой, чтобы она отдала украденное или награбленное, то она, убегая, истошно орет "AAAAAAAAAAAA!" - раньше я такие звуки слышал только от обезьян в зоопарке. Соседи думают, наверное, что мы тут практикуем какие-то кровавые ритуалы.

С лотком -- проблемы, но ей еще четыре месяца, в это время еще у многих собак проблемы. Но самая большая проблема - гиперактивность. Кажется, что она может бегать по потолкам. Мэтры лисоведения говорят, что к году активность лисы станет подобной активности подвижной радостной собачки, но при условии, что лиса живет не взаперти. Иначе, всякий раз, оказавшись на свободе, она будет пытаться наверстать упущенное…
У лисы нет никаких комплексов по поводу неприкосновенности человеческой личности вообще и лица человека в частности. Она, например, запросто, когда мы лежали на кровати, могла пройти у нас по головам. Даже енот себе такого не позволял!

Лиса делает заначки. Утро у нее начиналась с обхода заначек. Ну и с попыток отобрать у кого-нибудь что-нибудь и спрятать.
Ест она всё, или почти все: мясо, овощи, фрукты, мучное... Отказывается от рыбы почему-то. В тарелку с недоеденным она может... помочиться - так, как я понял, лисы отваживают потенциальных претендентов на недоеденное (в моем случае собаку).

Манера игрового боя - что-то среднее между собакой и котом. Бегает за "мышкой", бросается на источники скрежета и шороха. У лис есть такой характерный прыжок: высоко прыгает вверх, перегруппировывается и падает вертикально стрелой, полностью перенеся массу падения на передние лапы.
Когда ей было месяца два, она вообще нещадно меня грызла до мяса - пределы дозволенного в укусах лисята познают в обществе друг друга, но тут другом оказался я.
Однажды, Тася (это моя такса, напомню), видя, как лисенок кровожадно и совсем не понарожку вцепился в мою руку, решила за меня заступиться и с тех пор перестала заботиться о нем и играть с ним. Но лиса по-прежнему претендует на ее внимание и любовь, троллит ее, задирает, за что получает доброго нагоняя от мачехи.

Лисы обидчивы и злопамятны. Однажды нарвавшись на пендаля от меня, она вообще замкнулась и перестала со мной разговаривать недели на три. В ответ на мое приближение следовало рычание, показанные зубы и даже попытки атаковать. Обнулить ее память не смогли никакие вкусняшки, помогло только отселение на две недели. Сейчас лиса, играясь, контролирует силу укуса. Однако, имея опыт, мы чувствуем момент, когда она может и цапнуть…
Говорят, что лисы-девочки злее и более неспокойны, чем лисы-мальчики. У лис-девочек часто бывают истерики и даже случаются панические атаки.
Разумеется, что офигевающая и перестающая видеть берега лиса регулярно запиралась нами в наказание на балконе-изоляторе. Но что интересно, тоскуя, она звала нас, издавая тот самый крик, которым лисы зовут друг друга.

Лисы могут вывалиться из окна, выгуливать их можно только на поводке (убежит – даже не сомневайтесь!) и желательно в уединенных местах (прохожие просто утомят). Наша лиса очень благоволит к собакам, но те чуть не умирают от страха вместе с хозяевами. А вот на котов она реагирует странно: орет на них – наверное, пытается их напугать, или что. Кстати, вороны, завидев лису, ведут себя очень бурно и неспокойно: как я думаю, объявляют оранжевый уровень опасности по колонии.

Лиса – очень интересный зверь. Но сложный. Даже в природе лисы не живут в стаях (они создают пары, вместе воспитывают лисят и часто сохраняют верность друг другу до смерти одного из "супругов"). Поэтому те стратегии приручения, которые представляют собой попытку социализировать животное через наличие у оного стайных инстинктов, обречены на провал. В принципе, даже рожденная в неволе и воспитанная в любви лиса будет связана с вами только узами необходимости. Эмоционально она самодостаточна. Лису, в отличие от собаки или даже волка, вы не сможете принять в свою «стаю» - она ей не нужна. Вам лисе вряд ли удастся объяснить, что она погибнет, если окажется в лесу, поскольку не умеет охотиться и быть осторожной.

Но тем не менее, я не рекомендовал бы заводить лису тем, у кого нет навыка воспитания собак, а также страдающих чистоплюйством и чрезмерной любовью к бьющимся предметам. Лиса не станет котенком или собачкой – она просто будет лисой, адаптированной к совместному проживанию с человеком.
Общаясь с животными помните, что они – только животные, а вы для них… тоже животные - конкурирующего вида. Но я уверен, что перед тем как в ступать в «глубокие» отношения с животными, нужно самому состояться как человеку. Хотя… думаю, что и животные необходимы для становления человека как человека – Бог же их создал не просто от нечего делать, ведь так? Тут как с вопросом о курице и яйце, видать.
Урбанизация общества и асфальтизация мировоззрения и способствует отторжению человека от мира Божьего – от корней, от некой первичной изначальности. Хотите назвать ее первобытной? Ну и ладно…

И еще раз: НЕЛЬЗЯ БРАТЬ ЛИС ИЗ ДИКОЙ ПРИРОДЫ! Это незаконно и крайне небезопасно. И не гуманно - им там лучше. Другое дело лисы, разведенные в питомниках и зверофермах...
serge_le: (Default)
И# всsкъ слhшай словесA мо‰ сі‰, и3 не творS и4хъ, ўпод0битсz мyжу ўр0диву, и4же создA хрaмину свою2 на песцЁ:и3 сни1де д0ждь, и3 пріид0ша рёки, и3 возвёzша вётри, и3 њпр0шасz хрaминэ т0й, и3 падeсz: и3 бЁ разрушeніе є3S вeліе.

Не стройте на песце! Кто построит на песце, тот песец и пожнет. Всё положенное в фундамент нашей жизненной архитектуры, если оно не есть Слово Божие, есть песец, а всякий строящий на песце - юродивый.


serge_le: (Default)
Проходя же близ моря Галилейского, Он увидел двух братьев: Симона, называемого Петром, и Андрея, брата его, закидывающих сети в море, ибо они были рыболовы, и говорит им: идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков. И они тотчас, оставив сети, последовали за Ним. Оттуда, идя далее, увидел Он других двух братьев, Иакова Зеведеева и Иоанна, брата его, в лодке с Зеведеем, отцом их, починивающих сети свои, и призвал их. И они тотчас, оставив лодку и отца своего, последовали за Ним (Мф., 9 зач., IV, 18-23) .

Поражает то, с какой лёгкостью и непринужденностью апостолы, в момент своего призвания, оставили все в своей жизни и последовали за Христом. Да, звал-то их не кто-то, а Сам Господь – Он может это сделать убедительно! Вот, особенно Савлу непросто было отказать – помните?

Я не думаю, что все сводится только к Личности Призывающего, поскольку Иисус проповедовал Евангелие на торжищах и площадях, а откликались далеко не все – не скажете же вы, что из этого следует то, что Господь плохо проповедовал, не так ли?
Евангелисты зафиксировали только случаи позитивных откликов, но кто знает: может нашлись и те, кто не смог оставить свои сети или же решил повременить до той поры, пока не умрут их престарелые родители.
Но как бы то ни было, почему некоторые избирают Господа, а некоторые – нет?
Рыба ищет где глубже, а человек – где лучше. К благу стремится все живое - даже инстинктивно. Согласен, что инстинкты несовершенны и часто врут или говорят неубедительно. Но Господь – разве Он не есть Абсолютное Благо? Есть. Просто не для всех это очевидно.
И я сейчас говорю не столько об атеистах, агностиках или язычниках. Я – о вас и о себе самом. Умом мы провозглашаем себя Божьими детьми, волей мы стараемся (если стараемся) отказывать себе в том, что грешно, НО – спрашивается – какого рожна нам по-прежнему хочется того, в чем мы себе отказываем? Потому что наше нутро ошибочно продолжает стремиться «не туда» - внутри мы всё такие же: душа, может, временами и взыскует Господа, но попа стабильно жаждет приключений. Можно всю жизнь себе в чем-то отказывать, но тупо продолжать этого хотеть…
Мы - «бедные люди» из Рим.7.24, Одно утешает: даже апостолы в этом отличались лишь количественно, а не качественно – т.е., не у одного меня так все плохо… ))

На иллюстрации: Лоренцо Венециано (XIV в.). "Призвание апостолов Петра и Андрея". Деталь пределлы. Гос. музеи, Берлин
serge_le: (Default)
Продолжение двух предыдущих постов

Вот еще что интересно: читаем «Не судите, да не судимы будете» и все такое, и тут бац ни с того ни с сего: «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас»… Контрастный душ. «Свиньи» и «псы» - осуждение ли это?

Прощение вторично по отношению к обиде – как помилование вторично по отношению к приговору. Господь запрещает обижать, не запрещает обижаться (=терпеть обиду), но повелевает прощать. Нельзя простить, если не обиделся, но если не обижаться, тогда не надо будет и прощать. Необходимость прощать укоренена в факте наличия обиды, и если эта необходимость возникла, то уже предполагается сохранение каких-то отношений с «псами» и «свиньями». А оно вам надо?
Короче, не осуждайте псов и свиней – просто не давайте им святыни и жемчуга. Не провоцируйте, не переоценивайте их, трезво смотрите на их возможности. И на свои. А то некоторые говорят: «я не боюсь собак», и «что мне эти свиньи».  И совершенно зря.
Но, все же, интересная возникает ситуация: когда свиньи, не желающие давать святыни псам, начинают выяснять отношения с собаками, которые не хотят рассыпать бисер перед свиньями...  Да и вообще: Господь как-то удивительно поделил надвое: у одних в руках святыня, а у других бисер - вот они никак и не договорятся между собою. Разве что некоторые.
serge_le: (Default)
продолжение предыдущего поста

Христос велит нам прощать «до седмижды семидесяти раз» (Мф.18.22). 7*70=490. Много, но не бесконечно. Есть предел и прощению, видать. Если вы думаете, что эти пределы недосягаемы, то вы ошибаетесь. Досягаемы и преодолимы!
А что за этим пределом? Лицензия на осуждение? Не думаю. Тут ситуация напоминает  алюминиевую проволоку: ее можно согнуть и разогнуть определенное количество раз, а потом она ломается… Так и человеческие отношения однажды могут дойти до такой степени, что механизм соотношения понятий «простить-осудить» просто перестает работать – он выходит из строя, теряет всякую осмысленность… Между двумя кусочками проволоки в твоих руках уже нет никакой упругости, даже нулевой…
Предел прощения - это не что-то правовое и умозрительное. Он представляет собой что-то объективное: из области духовного сопромата, что ли. Душа человека имеет определнную прочность на изгибы, и прочие внешние воздействия.
Прощай, прощай, прощай… Еще, еще, еще… Опять, опять, опять…Простил ? Да вот уже хрен его знает…

Кажется, что раз нам «уже пофиг», то значит мы простили. Я уверен, когда Господь говорит о прощении, то Он не имеет ввиду безразличие. Он имее ввиду сверхъестественное переключение с озабоченности собой на озабоченность обидчиком. Отсюда и «любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих» (Мф.5.44). Видите? Не сказано «забейте, забудьте, наплюйте», а «любите, благословляйте, молитесь». И здесь - преодоление естества уставов, сиречь всяких сопроматов: на четыреста девяносто первый раз ты должен не поломаться, а выйти на качественно новый уровень отношения к проблеме.

Нет любви - нет и прощения. Любовь, а не безразличе, есть подлинный субстрат для прощения. Если хочешь простить, то у тебя есть два пути: полюбить или плюнуть. Христос предлагает избрать первый вариант. В наплевательстве же у человечества достаточно иных учителей.
serge_le: (Default)
«Не суди́те, да не судимы будете, ибо каким судом су́дите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить. И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Или как скажешь брату твоему: "дай, я выну сучок из глаза твоего", а вот, в твоем глазе бревно? Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего» (Мф., 20 зач., VII, 1-8).

О теме неосуждения говорится много. И я писал на эту тему уже раз так несколько. Но все время находится что-то новое… И вот опять )))

Почему нельзя судить?

Самый простой ответ таков: «Скрипач, ты что дальтоник? Что не видишь, что написано «Не суди»? Вот поэтому и нельзя!». Многих такой ответ вполне устраивает. И против истинности такого ответа не возразишь. Чего не скажешь о его полноте: предполагаю, что не все сотворенное Богом, явлено человеку, но все из явленного несомненно может быть осмысленно (пусть не сразу). Поэтому и возникает вопрос: а почему так сказал Господь? В чем зло осуждения? Неужели этот запрет есть заурядный принцип, который состоит в том, что Бог нас просто взял в заложники в формате «око за око»? Разумеется, нет!

Бог не дает нам права осуждать, поскольку это право – Его, и поскольку жизнь в целом продолжается: ты не знаешь, что случится с осуждаемым и с тобой: «Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его» (Рим.14:4). В осуждении ближнего есть неверие не только в ближнего, но и в Бога. И еще большая самоуверенность в себе – как будто под забором могут найти кого угодно, но только не тебя. А ведь падали не только святые, но и ангелы…
И дело не только в праве, которого у нас нет… Почему мне нельзя после воскресной службы посвящать себя удалению катаракты у слеповатых прихожан? Потому что у меня нет лицензии? Да ну! Смотрите в корень: в первую очередь ПОТОМУ, ЧТО Я НЕ УМЕЮ!!! И осуждать нам нельзя потому, что мы не умеем: мы не в состоянии учесть все обстоятельства, детерминанты, причины, цели, возможности… Мы даже в собственной жизни разобраться не можем: мы, болезные, не можем осудить даже себя… СЕБЯ! Своих грехов не видим, а тут… Вынь прежде бревно у себя – и только потом суди других, если еще захочется.
 «Анатомия осуждения» имеет в своей основе неустранимую конструктивную ошибку: ложное разделения на «Я» и «не-Я».  Есть разные уровни организации Всеединства. Самый высокий уровень – Церковь-с-большой-буквы, представляющий собой единение в Боге посредством Таинств веры и добродетели, где все мы – органы или члены Тела Христова. Но даже если взять пониже или «просто мир», как церковь-с-маленькой-буквы, то и здесь для каждого должна быть очевидной мысль о связи всего со всем – даже в банальном физическом смысле. Осуждение антицерковно: оно не видит «не-Я» в составе целого, оно посягает на цельность, исключая «не-Я» из целого. Чем это опасно?

Если в рану на пальце попадет инфекция, то весь организм будет страдать и своей реакцией предложит ответ на совместное преодоление болезни. Если один орган в составе целого организма решит «осудить», «наказать», «исключить» другой орган, то жди беды – это, кажись, и называется аутоиммунными заболеваниями, которые, как правило, являются хроническими и ведут к инвалидности и смерти -- всего организма, разумеется…

Пастырь из известной притчи Христа оставляет 99 овец для того, чтобы броситься на спасение одной заблудшей. Разве пастырь любит одну больше всех других? Нет, он любит всю отару как целостность, которая без одной овцы становится чем-то другим. Однажды согласившись не рисковать девяносто девятью ради одной, пастырь потеряет все сто - пусть и по одной. Одна заблудшая необходима для незаблудших 99-ти: борясь за одну, пастырь борется за все сто. Поэтому в заботе об одной есть забота о всем стаде, а не расточительность и сбой приоритетов.

В попытке простить ближнего заключается попытка простить себя -   в составе целого. Снисхождение к ближнему, таким образом, есть проявление заботиться о себе. Берегите себя!
serge_le: (Default)
А тем временем в колыбели толерантности:
http://krynica.info/ru/2016/06/27/udarivshijj-peshekhoda-bitojj-minskijj-velosipedist-nosil-ee-chtoby-314zdit-svyashhennikov/

Вот интересно: с ударом человека битой по голове все понятно, но неужели нет состава преступления в призыве сжигать и уничтожать священников?
serge_le: (Default)
Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но [это] было уже в веках, бывших прежде нас (Еккл. 1:10).

В 1432 году, сразу после смерти митрополита Фотия, святитель Иона, архиепископ Рязанский и Муромский стал «нареченным в Святейшую митрополию Русскую», где ключевое слово «нареченным» - его хотел видеть митрополитом сам великий князь, который и обеспечил пышные, торжественные и, разумеется, свободные выборы его кандидатуры. В выборах приняли участие все епископы, представители белого духовенства, монашества, и даже наиболее почетные бояре и земские люди. Князь не спешил с отправкой своего протеже в Константинополь на утверждение и поставление, поскольку обстоятельства были не самыми лучшими: во-первых, в стране -- междоусобица, и соперник имеет собственные виды по теме, а, значит, может своей дипломатией добиться отвода нужной кандидатуры. А во-вторых, в Вильно уже был поставлен митрополит Смоленский Герасим, в титул которого входило словосочетание «всея Руси» (литовский князь оказался проворнее), что тоже создавало определенные неудобства и не сулило хороших перспектив – уже тогда Русская Церковь географически располагалась на территории нескольких государств (Польша, ВКЛ, Новгород, З.Орда, пр.).
Но после того, как Василий Темный сел на стол плотно, а митр. Герасим пал жертвой литовских междоусобиц (1436 г.). свт. Иона отправляется в Константинополь, но… греки уже поставили на русскую митрополию своего кандидата: печально известного митрополита Исидора. Но свт. Ионе пообещали, что следующим митрополитом будет уж точно он (кстати, Иона и Исидор – ровесники, но Иона, видать, лучше выглядел), а пока ему следует удалиться в свою Рязань и терпеливо молиться о здравии Исидора.
Но не было бы счастья, да несчастье помогло. Митрополит Исидор подписал Флорентийскую унию, и по этой причине был осужден как еретик на московском соборе в 1441 году, вместо него -- как вы догадались – к власти был призван опять Иона. Примечательно, что Исидор отстранён, но Русская Церковь еще несколько лет формально пребывает в юрисдикции униатского Константинополя и пытается добиться признания Ионы в качестве митрополита, а вместе с этим и «свободно нам сотворити в нашей земле поставление митрополита».
Не получилось. Тогда князь прямо велел епископам «смотрити в божественные правила, достоит ли митрополита поставити в своей земле». Что за вопрос! Раз нужно, значит можно: конечно же «достоит». Тогда, говорит летопись, князь, «сие слышав, вскоре избрав на митрополию Иону, епископа рязанского, повелевает сшедшемуся собору поставить Иону на митрополию», с титулом «Митрополит Киевский и всея Руси» (1448 г.).
Кстати Знаменский в своей «Истории» пишет «В Грецию написана была грамота, в которой объяснялось, что Русская Церковь не разрывает своего союза с Греческою, что поставление митрополита совершено теперь в самой России по великой нужде от турок, по неудобству сношений, да и потому, что в России неизвестно даже, есть ли и Патриарх в Цареграде. В 1453 году Царьград был взят турками. Иона утешил патриарха Геннадия (уже православного) посылкой даров и просил у него благословения»: мол, вы держитесь там,  всего вам доброго, хорошего настроения и здоровья.
Именно этим периодом Знаменский определяет дату, когда «ВЕРОЯТНО (выделено мной - S.L)… Русской Церкви дано было право поставлять митрополита независимо от Греческой церкви». Геннадий не ответил на письмо московского предстоятеля, а молчание, с точки зрения ведущих отечественных канонистов, есть знак согласия.
А несколько позже епископов опять созвали на собор (1459), где всех заставили добровольно произнести клятву «быти неотступными от святые церкви зборныя московский Святыя Богородицы, от нашего господина и отца Ионы, митрополита всея Руси, и от того, кто по его отшествию к Богу поставлен будет по избранию Святого Духа и по святым Правилам Святых Апостолов и по повелению господина нашего великого князя Василия Васильевича». Взаимоисключающие условия, скажете вы, но на Руси нет ничего взаимоисключающего! Речь же не о каких-то там законниках-папистах.
Действительно, при определённых обстоятельствах полевые командиры имеют право на самоорганизацию и даже обязаны самоорганизовываться (оказавшись в окружении, потеряв связь с центральным командованием и пр.). Но когда форс-мажор преодолевается, то всякая партизанщина прекращается, а командование передается «кому надо». В Церкви такая же ситуация. Формально православный имеет полное право не подчиняться еретикам вообще или отдельным неблаговидным распоряжениям духовной власти в частности и следовать по своему усмотрению (в пределах разумного), но при нормализации ситуации все должно вернуться на круги своя.
А ситуация нормализовалась относительно скоро: Иерусалимский собор Православной Церкви в 1443 г. предал унию проклятию, а после падения Константинополя в 1453 года от унии не осталось фактически ничего… Казалось бы, «наши победили», но Москва последовательно отказывается «разоружаться» и жить по законам мирного времени. Мы ж -- Воинствующая Церковь, как никак.
Святой Патриарх Дионисий Константинопольский наложил анафему на свт. Иону и запретил с ним всякое общение. В 1470 году патриарх принял под свой омофор возвратившегося из унии в Православие Киевско-Литовского митрополита Григория, и признал его единственным «митрополитом истинного правого по всей Руской земли» и заявил, что «великая зборная наша церковь не имает, а ни держит, а ни именует за митрополитов» Иону Московского и его преемников (свт. Иона умер в 1461 г.). Великий князь Московский Иоанн III объявил от лица созванного им же собора патриарха Дионисия "чюжа и отреченна". Еще раз подчеркну: речь идет о святителе Дионисии I Мудром (+ 1492), патриархе Константинопольском (память 23 ноября)…
Но, как ни странно, даже на Московской Руси не всех устроила такая ситуация. Один из недовольных - святой Пафнутий Боровский, который настаивал, что нельзя избирать митрополита без константинопольского патриарха, и не позволял в своей обители называть святого Иону митрополитом и исполнять его указы. За это святой Иона подверг его архиерейскому наставлению: вызвал святого Пафнутия на ковер, кротко бил его своим жезлом по голове, после милостиво заковал его в цепи и бросил в темницу – в сторону богословские диспуты, канонические прения и прочие либеральные ценности.
Спустя лет 70 другой святой – преподобный Максим Грек также считал подобные выборы митрополита незаконными: так делается «самочинно и по гордости» (ему вообще много что не нравилось на Руси). Собор 1525 года обвинил Максима Грека в ереси, вредительстве, в сношениях с турецким правительством; он был отлучён от причастия и заточен в тюрьму под названием «Иосифо-Волоцкий монастырь», где и пробыл ок.25 лет. Только вмешательство госдепа и восточных патриархов привело к тому, что преподобный был амнистирован и переведен в Троице-Сергиеву лавру на общий режим.
Эти же восточные патриархи в 1589 г. признали независимость Русской Церкви и легализовали ее канонический статус, поставив первого русского патриарха – святого Иова – и  признав перенос кафедры предстоятеля Русской Церкви в Москву задним числом. Но это уже другая история, пусть и не менее завораживающая.

Оба святых – Иона и Пафнутий – были канонизированы Макарьевским собором в 1547 году, Максим Грек - в 1988. Как мы видим, даже святые могли не замечать святости друг друга. Святость - она заметнее на расстоянии веков…
Кстати, было бы интересно увидеть икону, на которой вместе изображены святые Иона, Пафнутий, Дионисий, Максим… Серьёзно! Можно было бы добавить и другие оппозитные пары святых из истории других противостояний. Это и была бы реальная икона Соборности – того, каким образом историческая память идеализирует и сакрализирует действительность, преображая ее задним числом.

Так что, не паникуйте! С соборностью, видите ли, у них проблема… Да все нормально! Еще даже никто никого не начал бить жезлом по голове.
Page generated Sep. 20th, 2017 07:40 am
Powered by Dreamwidth Studios