serge_le: (Default)
Вот, многим нашим авторам не нравится юридическая теория искупления. Хотя, как теория искупления может быть не юридической, можно понять только тогда, когда найден будет ответ на вопрос о том, как может быть теория множеств не математической. "Искупление" – юридический термин в принципе. Ну, или экономический…
И вот, кстати, насчет экономики… Супер-мега-гипер-гигант (типа Газпрома) может быть менее привлекательным для инвестиций, чем какой-нибудь старт-ап студента-оптимиста.
Бог – мудрый инвестор. Наши обращения к Нему – поиск инвестиций (или субсидий) или отчеты об уже освоенных средствах.
Если наши планы на спасение не доросли до осознания необходимости перехода как от попрошайничества, так и, наоборот, от самодостаточности к теме соработничества с Богом (т.н. "синергии"), то это значит, что нет у нас никаких реальных перспектив.
Разговор о спасении - всегда разговор о будущем. Совместном будущем с Богом. Но зачем инвестировать в того, у кого все позади? Ну, или в того, кто не может определиться даже со своими собственными желаниями и планами на будущее? Ну или того, кто хочет получить что-либо от Бога, а потом Его "кинуть"?

Тебя не кредитуют? И ты, дурачок, этому еще и удивляешься?
Это я – о притче про мытаря и фарисея, если чо.

Итак. У Бога есть к тебе дело. Дело Божье. Ты в доле?

Имена

Jan. 30th, 2017 12:04 am
serge_le: (Default)
«Говорящие имена» - литературный прием, который широко используется в классической и современной литературе. Вспомним, например, Гоголя (судья Ляпкин-Тяпкин, врач Гибнер), Чехова (унтер Пришибеев, актер Унылов),  Фонвизина (гувернер Вральман, свиновод Скотинин, консерватор Стародум), Грибоедова (секретарь Молчалин, полковник Скалозуб) и пр.
Любой автор должен решить проблему с именами своих персонажей – особенно, если он хочет посредством имен выразить свое отношение созданному герою, его личности, мировоззрению, ценностям. Говорящие фамилии указывают читателю на отношение автора к номинируемому.

В Священном Писании имена тоже далеко не случайны – и не только в Ветхом Завете. Вот сегодня мы читали о Закхее.
Закхей (греч. Ζακχαῖος, ивр. ‏זכי‏‎ — "достойный", согласно Эрику Нюстрему) – разве не говорящее имя?
В указанном контексте, оно не просто говорящее – оно кричащее. Провинциальному вороватому предателю-коллаборационисту было дано имя Достойный –  также, как нам дано имя Христианин: тогда, когда Господь, усыновляя нас, позволяет нам получить в дар это имя в Таинстве Крещения, то бесы тоже начинают роптать.
Религия – это не только когда человек верит в Бога, но и когда Бог верит в человека. И, более того, это когда человек верит в человека: видит его достоинство несмотря ни на что. Я сегодня говорил об этом.

P.S. Но, раз уж речь пошла об этимологии имени Закхей, то, чтобы два раза не вставать, сообщу, что "L’Osservatore Romano" за 4 ноября 2013 года приводит слова Папы Франциска, в которых утверждается, что "Закхей" восхоит к выражению "Бог помнит". И к этому присовокупляется и мораль: Господь "никогда не забывает тех, кого Он создал. Он есть Отец, который чутко ожидает возрождение в сердцах своих чад желания вернуться домой".

Иллюстрация: "Zacchaeus," Joel Whitehead.
serge_le: (Default)
«Тогда Иисус возведен был Духом в пустыню, для искушения от диавола, и, постившись сорок дней и сорок ночей, напоследок взалкал. И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами. Он же сказал ему в ответ: написано: не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих. Потом берет Его диавол в святой город и поставляет Его на крыле храма, и говорит Ему: если Ты Сын Божий, бросься вниз, ибо написано: Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею. Иисус сказал ему: написано также: не искушай Господа Бога твоего. Опять берет Его диавол на весьма высокую гору и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: все это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне. Тогда Иисус говорит ему: отойди от Меня, сатана, ибо написано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи. Тогда оставляет Его диавол, и се, Ангелы приступили и служили Ему». (Мф.4:1-11)

Прочитав это, я почему-то вспомнил о рассказе одного своего семинарского преподавателя, который, будучи украинцем, с детства не любил сало – смотреть на него даже не мог. Беее! И мама его не любила, и, наверное, папа – все его домашние не любили сала. Ничто не предвещало никаких изменений в этом вопросе, но однажды он, преподаватель, принял монашеский постриг… И тут понеслось (по умолчанию монахи не должны есть мясные продукты)…
Странные в моем воспаленном сознании возникают параллели, скажете? Ну, как сказать.

Вы никогда не замечали, что «самое вкусное» в жизни случается в пост? Или спрошу иначе: не замечали ли вы, что духовные практики, которые служат цели достижения тех или иных духовных благ, вдруг обнаруживают перед вами множество заманчивых возможностей во грехе, и притом самом материальном, сальном, дебелом?
Вот смотрите: если бы не начал Христос поститься, то не известно, предлагал ли бы Ему сатана какие-нибудь царства. И возносит дьявол Господа – да не на какую-нибудь башню Саурона, а на крыло самого Храма Божьего. И гора там была, небось, не ниже Эвереста - этакое мистическое потаенное место вселенной, с которого можно было созерцать мир целиком и все дела его. Шикарный вид, какая перспектива! Но нет.

Не получилось у сатаны взять Христа на слабо и уговорить броситься с высоты. Почему? Ведь "написано же"? Нет. Господь сознательно и добровольно вверг Себя в череду последовательностей, причинностей, обусловленностей, принципов и ограниченных возможностей (не это ли означает "быть истинным человеком"?).  Ангелы - они не сейчас. Они будут потом и позже, в самом конце: когда уйдет от Него демон, они приступят к Нему и будут служить  – среди камней и песка, которые так и не стали хлебом и водой.


Ботичелли С., "Три искушения Христа" (фрагмент), 1481-1482 г.
Кстати, в мировой живописи так и было: сатану изображали и ввиде чудища или... монаха. Поразмышляйте над этим. Тема для домашнего сочинения.


Так что не спешите соглашаться на заманчивые предложения. "Не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они" (1Ин.4:1). Не кидайте понтов перед всякой нечестью и не путайте: сначала уходят демоны,а потом приходят ангелы, но не наоборот (как бы того ни хотелось). Ну и это… осторожнее на высотах!
serge_le: (Default)
На Крестовозвиженской утрени читаем в Евангелии: "Еще мало время свет в вас есть. Ходите дондеже свет имате, да тма вас не имет..." (Ин.12.35). Задумался... Свет - он где-то внутри, среди нас -  поскольку и в другом месте говорит Господь:  "Царствие Божие внутрь вас есть" (Лук. 17:20-21) А тьма - это то, что преодолевает, захватывает, имеет нас извне. Даже смиряясь не надо говорить, что ты имеешь в себе тьму - не обольщайся: это она имеет тебя! Не грехи принадлежат тебе, а ты -- им. В этом, собственно, и заключается проблема: согрешая, ты отдаешь, а не приобретаешь. "Wake up, Neo! The Matrix has you"...
serge_le: (Default)
Когда же настал вечер, приступили к Нему ученики Его и сказали: место здесь пустынное и время уже позднее; отпусти народ, чтобы они пошли в селения и купили себе пищи. Но Иисус сказал им: не нужно им идти, вы дайте им есть. Они же говорят Ему: у нас здесь только пять хлебов и две рыбы. Он сказал: принесите их Мне сюда. И велел народу возлечь на траву и, взяв пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, благословил и, преломив, дал хлебы ученикам, а ученики народу. И ели все и насытились; и набрали оставшихся кусков двенадцать коробов полных; а евших было около пяти тысяч человек, кроме женщин и детей (Мф.14:15-20).

О чем это то фрагмент Евангелия? О чуде. Но о каком?
Посмотрите, Христос упрекает народ: «Вы ищете Меня не потому, что видели чудеса, но потому, что ели хлеб и насытились (Ин.6:26). Что получается: есть насыщение, а есть чудо. Насыщение – оно в умножении хлебов, ну а в чем же тогда чудо, ради которого нужно искать Господа?


Апостолы видят изголодавшийся народ, но не видят никакой возможности помочь ему – у них есть только две рыбы и только пять хлебов. Разумеется, этого мало. Посылать в магазин людей, не имеющих денег, еще та тема, но как бы то ни было, люди, на самом деле, должны сами позаботиться о себе, а если и не они сами, то кто-то другой, но не апостолы - чай не турецкий курорт «all inclusive», и никто не брал на себя никаких обязательств… А на пути к коммунизму кормить никто не обещал

Мы любим чистоту на улицах, но пусть ее поддерживает кто-то другой. Нам жалко голодных, но ведь у нас, елки зеленые, есть службы соцзащиты...
И вообще, мы – «маленькие люди», от нас «мало что зависит», и мы «мало что можем». Заручившись подобной логикой, мы зачастую не то, что осторожничаем в своих действиях из-за опасений взять на себя лишнего, но отказываемся от всякого действия вообще. Если накормить – так только сразу всех, а на меньшее мы не согласны.
Вариант, предусматривающий помощь кому-то одному, даже не рассматривается. Чё мелочиться? Мы  -- филантропы, любящие «человечество» в целом; нам некогда и не за что растрачиваться на частности. Но как так могло получиться: любить одного, оказывается дороже, чем всех сразу - невыгодно, неинтересно, нерационально, и, следовательно, непонятно как. Умножению хлебов, значит, мы удивляемся, а этому – нет. А ведь в этом не меньше удивительного, чем в том, что при делении количество еды увеличивается, а не остается прежним...

Видите ли, нам мало возможностей! Нам всегда чего-то не хватает, для того, чтобы начать действовать. «В мир каждый человек приходит полный сил для самых невероятных переживаний… А потом жизнь все время заставляет его выбирать из двух возможностей, и он все время чувствует: одной недостает, все время недостает - невыдуманной третьей возможности. Вот он и делает все, что угодно, ни разу не сделав то, что хотел. А в результате становится бездарью»… Плохому танцору всегда не хватает нужных тапочек.

Помнится, у какого-то я читал об одном интересном моменте, упоминаемом в Мидраше: вода Чермного моря до тех пор не расступилась перед ведомыми Моисеем евреями, пока их ноздри не начали черпать воду. Не знаю, правда это или нет исторически, но мораль безупречна: большие возможности не будут доступны для вас, пока вы не реализуете уже имеющиеся, пока вопреки своим немощным страхам вы не сможете довериться всемогуществу Бога. Нет никакого смысла идти в море, желая его пересечь, или нести свои две рыбки с целью насытить толпу – все верно, да, но ровно до тех пор, пока не поменяются условия задачи: не будет «добавлен» Христос.
Только две рыбы и только пять хлебов, говорите вы? Да если рядом Христос, то это - ЦЕЛЫХ две рыбы и АЖ пять хлебов! Две рыбы и пять хлебов – это метафора возможностей, которые есть у каждого во Христе: верить, знать, любить, надеяться, делать, быть. Просто используете то, что вы уже РЕАЛЬНО имеете. Используйте реально, а не «если бы кабы».
«Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего» (Ин.15:5). «Ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет» (Мф.25:29)
Ну, показывайте, че у вас там? Принесите. Это. Ему. Сюда.
Глаза боятся, а руки делают. Смелее. У вас все получится. Делайте малое -- и сотворите многое. Умейте видеть перспективы. Жизнь проходит, а мы еще даже не пытались...

В кладе, найденном у себя в огороде, вы увидете возможности, прежде всего, для себя, а не для кого-то - даже отдавая государству положенных три четверти. Так и в обнаруженной чужой беде нужно видеть возможности  сотворить добро именно для себя, а не для кого-то. "Блаженнее давать, нежели принимать" (Деян.20:35) - разве не так? Возможность творить добро - это на самом не ваше милосердие к кому-то, а Божее милосердие к вам: Он дает вам шанс, предоставляя возможности. Возможность - самый ценный ресурс, а ад - что это, если не отсутсвие возможностей? Так вот. Чудо – оно в возможностях, которые даруются нам во Христе. И этот евангельский сюжет я бы назвал не привычным «Об умножении хлебов» или чем-то подобным, а зачалом «О возможностях» - Иисус чудесным образом умножает наши возможности. Ищите Христа, чтобы иметь возможности. Вне Его нет спасения.

Иллюстрация: Чудо умножения хлебов и рыб, Франция; XII в.; местонахождение: Англия. Лондон. Музей Виктории и Альберта; 51.4 x 44.6 см.; материал: свинец, стекло витражное; техника: витраж, роспись по стеклу.
serge_le: (Default)
И# всsкъ слhшай словесA мо‰ сі‰, и3 не творS и4хъ, ўпод0битсz мyжу ўр0диву, и4же создA хрaмину свою2 на песцЁ:и3 сни1де д0ждь, и3 пріид0ша рёки, и3 возвёzша вётри, и3 њпр0шасz хрaминэ т0й, и3 падeсz: и3 бЁ разрушeніе є3S вeліе.

Не стройте на песце! Кто построит на песце, тот песец и пожнет. Всё положенное в фундамент нашей жизненной архитектуры, если оно не есть Слово Божие, есть песец, а всякий строящий на песце - юродивый.


serge_le: (Default)
Проходя же близ моря Галилейского, Он увидел двух братьев: Симона, называемого Петром, и Андрея, брата его, закидывающих сети в море, ибо они были рыболовы, и говорит им: идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков. И они тотчас, оставив сети, последовали за Ним. Оттуда, идя далее, увидел Он других двух братьев, Иакова Зеведеева и Иоанна, брата его, в лодке с Зеведеем, отцом их, починивающих сети свои, и призвал их. И они тотчас, оставив лодку и отца своего, последовали за Ним (Мф., 9 зач., IV, 18-23) .

Поражает то, с какой лёгкостью и непринужденностью апостолы, в момент своего призвания, оставили все в своей жизни и последовали за Христом. Да, звал-то их не кто-то, а Сам Господь – Он может это сделать убедительно! Вот, особенно Савлу непросто было отказать – помните?

Я не думаю, что все сводится только к Личности Призывающего, поскольку Иисус проповедовал Евангелие на торжищах и площадях, а откликались далеко не все – не скажете же вы, что из этого следует то, что Господь плохо проповедовал, не так ли?
Евангелисты зафиксировали только случаи позитивных откликов, но кто знает: может нашлись и те, кто не смог оставить свои сети или же решил повременить до той поры, пока не умрут их престарелые родители.
Но как бы то ни было, почему некоторые избирают Господа, а некоторые – нет?
Рыба ищет где глубже, а человек – где лучше. К благу стремится все живое - даже инстинктивно. Согласен, что инстинкты несовершенны и часто врут или говорят неубедительно. Но Господь – разве Он не есть Абсолютное Благо? Есть. Просто не для всех это очевидно.
И я сейчас говорю не столько об атеистах, агностиках или язычниках. Я – о вас и о себе самом. Умом мы провозглашаем себя Божьими детьми, волей мы стараемся (если стараемся) отказывать себе в том, что грешно, НО – спрашивается – какого рожна нам по-прежнему хочется того, в чем мы себе отказываем? Потому что наше нутро ошибочно продолжает стремиться «не туда» - внутри мы всё такие же: душа, может, временами и взыскует Господа, но попа стабильно жаждет приключений. Можно всю жизнь себе в чем-то отказывать, но тупо продолжать этого хотеть…
Мы - «бедные люди» из Рим.7.24, Одно утешает: даже апостолы в этом отличались лишь количественно, а не качественно – т.е., не у одного меня так все плохо… ))

На иллюстрации: Лоренцо Венециано (XIV в.). "Призвание апостолов Петра и Андрея". Деталь пределлы. Гос. музеи, Берлин
serge_le: (Default)
Продолжение двух предыдущих постов

Вот еще что интересно: читаем «Не судите, да не судимы будете» и все такое, и тут бац ни с того ни с сего: «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас»… Контрастный душ. «Свиньи» и «псы» - осуждение ли это?

Прощение вторично по отношению к обиде – как помилование вторично по отношению к приговору. Господь запрещает обижать, не запрещает обижаться (=терпеть обиду), но повелевает прощать. Нельзя простить, если не обиделся, но если не обижаться, тогда не надо будет и прощать. Необходимость прощать укоренена в факте наличия обиды, и если эта необходимость возникла, то уже предполагается сохранение каких-то отношений с «псами» и «свиньями». А оно вам надо?
Короче, не осуждайте псов и свиней – просто не давайте им святыни и жемчуга. Не провоцируйте, не переоценивайте их, трезво смотрите на их возможности. И на свои. А то некоторые говорят: «я не боюсь собак», и «что мне эти свиньи».  И совершенно зря.
Но, все же, интересная возникает ситуация: когда свиньи, не желающие давать святыни псам, начинают выяснять отношения с собаками, которые не хотят рассыпать бисер перед свиньями...  Да и вообще: Господь как-то удивительно поделил надвое: у одних в руках святыня, а у других бисер - вот они никак и не договорятся между собою. Разве что некоторые.
serge_le: (Default)
продолжение предыдущего поста

Христос велит нам прощать «до седмижды семидесяти раз» (Мф.18.22). 7*70=490. Много, но не бесконечно. Есть предел и прощению, видать. Если вы думаете, что эти пределы недосягаемы, то вы ошибаетесь. Досягаемы и преодолимы!
А что за этим пределом? Лицензия на осуждение? Не думаю. Тут ситуация напоминает  алюминиевую проволоку: ее можно согнуть и разогнуть определенное количество раз, а потом она ломается… Так и человеческие отношения однажды могут дойти до такой степени, что механизм соотношения понятий «простить-осудить» просто перестает работать – он выходит из строя, теряет всякую осмысленность… Между двумя кусочками проволоки в твоих руках уже нет никакой упругости, даже нулевой…
Предел прощения - это не что-то правовое и умозрительное. Он представляет собой что-то объективное: из области духовного сопромата, что ли. Душа человека имеет определнную прочность на изгибы, и прочие внешние воздействия.
Прощай, прощай, прощай… Еще, еще, еще… Опять, опять, опять…Простил ? Да вот уже хрен его знает…

Кажется, что раз нам «уже пофиг», то значит мы простили. Я уверен, когда Господь говорит о прощении, то Он не имеет ввиду безразличие. Он имее ввиду сверхъестественное переключение с озабоченности собой на озабоченность обидчиком. Отсюда и «любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих» (Мф.5.44). Видите? Не сказано «забейте, забудьте, наплюйте», а «любите, благословляйте, молитесь». И здесь - преодоление естества уставов, сиречь всяких сопроматов: на четыреста девяносто первый раз ты должен не поломаться, а выйти на качественно новый уровень отношения к проблеме.

Нет любви - нет и прощения. Любовь, а не безразличе, есть подлинный субстрат для прощения. Если хочешь простить, то у тебя есть два пути: полюбить или плюнуть. Христос предлагает избрать первый вариант. В наплевательстве же у человечества достаточно иных учителей.
serge_le: (Default)
«Не суди́те, да не судимы будете, ибо каким судом су́дите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить. И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Или как скажешь брату твоему: "дай, я выну сучок из глаза твоего", а вот, в твоем глазе бревно? Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего» (Мф., 20 зач., VII, 1-8).

О теме неосуждения говорится много. И я писал на эту тему уже раз так несколько. Но все время находится что-то новое… И вот опять )))

Почему нельзя судить?

Самый простой ответ таков: «Скрипач, ты что дальтоник? Что не видишь, что написано «Не суди»? Вот поэтому и нельзя!». Многих такой ответ вполне устраивает. И против истинности такого ответа не возразишь. Чего не скажешь о его полноте: предполагаю, что не все сотворенное Богом, явлено человеку, но все из явленного несомненно может быть осмысленно (пусть не сразу). Поэтому и возникает вопрос: а почему так сказал Господь? В чем зло осуждения? Неужели этот запрет есть заурядный принцип, который состоит в том, что Бог нас просто взял в заложники в формате «око за око»? Разумеется, нет!

Бог не дает нам права осуждать, поскольку это право – Его, и поскольку жизнь в целом продолжается: ты не знаешь, что случится с осуждаемым и с тобой: «Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его» (Рим.14:4). В осуждении ближнего есть неверие не только в ближнего, но и в Бога. И еще большая самоуверенность в себе – как будто под забором могут найти кого угодно, но только не тебя. А ведь падали не только святые, но и ангелы…
И дело не только в праве, которого у нас нет… Почему мне нельзя после воскресной службы посвящать себя удалению катаракты у слеповатых прихожан? Потому что у меня нет лицензии? Да ну! Смотрите в корень: в первую очередь ПОТОМУ, ЧТО Я НЕ УМЕЮ!!! И осуждать нам нельзя потому, что мы не умеем: мы не в состоянии учесть все обстоятельства, детерминанты, причины, цели, возможности… Мы даже в собственной жизни разобраться не можем: мы, болезные, не можем осудить даже себя… СЕБЯ! Своих грехов не видим, а тут… Вынь прежде бревно у себя – и только потом суди других, если еще захочется.
 «Анатомия осуждения» имеет в своей основе неустранимую конструктивную ошибку: ложное разделения на «Я» и «не-Я».  Есть разные уровни организации Всеединства. Самый высокий уровень – Церковь-с-большой-буквы, представляющий собой единение в Боге посредством Таинств веры и добродетели, где все мы – органы или члены Тела Христова. Но даже если взять пониже или «просто мир», как церковь-с-маленькой-буквы, то и здесь для каждого должна быть очевидной мысль о связи всего со всем – даже в банальном физическом смысле. Осуждение антицерковно: оно не видит «не-Я» в составе целого, оно посягает на цельность, исключая «не-Я» из целого. Чем это опасно?

Если в рану на пальце попадет инфекция, то весь организм будет страдать и своей реакцией предложит ответ на совместное преодоление болезни. Если один орган в составе целого организма решит «осудить», «наказать», «исключить» другой орган, то жди беды – это, кажись, и называется аутоиммунными заболеваниями, которые, как правило, являются хроническими и ведут к инвалидности и смерти -- всего организма, разумеется…

Пастырь из известной притчи Христа оставляет 99 овец для того, чтобы броситься на спасение одной заблудшей. Разве пастырь любит одну больше всех других? Нет, он любит всю отару как целостность, которая без одной овцы становится чем-то другим. Однажды согласившись не рисковать девяносто девятью ради одной, пастырь потеряет все сто - пусть и по одной. Одна заблудшая необходима для незаблудших 99-ти: борясь за одну, пастырь борется за все сто. Поэтому в заботе об одной есть забота о всем стаде, а не расточительность и сбой приоритетов.

В попытке простить ближнего заключается попытка простить себя -   в составе целого. Снисхождение к ближнему, таким образом, есть проявление заботиться о себе. Берегите себя!
serge_le: (Default)
...Христос Своей смертью, как поется в пасхальном тропаре, «попрал смерть» и «пребывающим во гробах даровал жизнь». Если Христос - наша жизнь, то и смерть может стать для нас приобретением (см.: Фил.1:21) Поэтому апостол Павел и говорит, что не хочет, чтобы мы скорбели об умерших так, как это делают «прочие, не имеющие надежды. Ибо, если мы веруем, что Иисус умер и воскрес, то и умерших в Иисусе Бог приведет с Ним» (1Фесс.4:13-14).

Пасха! «Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа?» (Ос. 13:14). Смерть побеждена - как телесная (разлучение души и тела), так и духовная (разлучение человека и Бога). И теперь, как говорит апостол Павел, «Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч?.. Я уверен, что ни смерть, ни жизнь... ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем. (Рим.8:35-39). Т.е., никто и ничто не может разъединить нас с Богом, а если мы соединены с Господом, то не означает ли это и соединенность во Христе живых и умерших - всех, кто веровал и верует в Него?
krest.jpg
Христос есть Истинный Бога наш, а «Бог же не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы» (Лк. 20:38). Перед Богом разница между живыми и теми, кого мы называем умершими, не так существенна, как это кажется нам, живым людям. Но даже та разница, что имеется, временна – однажды мы все «вместе с Господом будем!» (Евр. 12:1). Повидимому, все ныне живущие умрут, но и все до единого воскреснут и предстанут друг другу на Суде Божием (кстати, на досуге поразмышляйте над 1 Кор. 15:51).
Кладбище очень похоже на вокзал: поезд, унесший наших близких, однажды вернется за нами. Мы прощаемся не навсегда! Умершие не исчезли, не превратились в ничто – они просто «переехали» в другой мир. Они по-прежнему остались личностями: нашими родителями, братьями, сестрами, друзьями. ОНИ ПО-ПРЕЖНЕМУ ЯВЛЯЮТСЯ ЧАДАМИ БОЖИМИ И ЧЛЕНАМИ ЦЕРКВИ! (если таковыми они являлись при жизни в теле, разумеется). А раз так, то они по-прежнему должны являться субъектами нашей любви и заботы, главное проявление которых – молитва Богу.
Наши заупокойные богослужения имеют несколько основных смыслов: предстательские молитвы верующих за одного из своих братьев, благодарение Богу за дар общения с покойным, утешение скорбящих и назидание живых.

«Итак, прежде всего прошу совершать молитвы, прошения, моления, благодарения ЗА ВСЕХ человеков (1 Тим. 2, 1)». Не сказано "молитесь только за живых" - сказано "за всех". Апостол Павел говорит, что настоящая любовь НИКОГДА не перестает (1Кор.13:8), а, значит, и даже со смертью того, к кому она адресована. Умершие - тоже люди! Не лишайте их своих молитв! Как нельзя дискриминировать человека по факту отсутствия у него тех или иных частей тела, так нельзя дискриминировать его и по факту отсутствия у него тела полностью.

Некоторые говорят, что Писание не содержит в себе указаний о необходимости молитв за умерших. Что на это ответить? Во-первых, Писание ничего не говорит нам о необходимости молитвы и за негров и индейцев - и что дальше? Во-вторых, а что, если я вдруг найду в Писании соответсвующие места?

Подайте мне мою волшебную шляпу - я буду доставать из нее пасхального кролика.
Read more... )
serge_le: (Default)
В сегодняшнем Евангелии: «Иисус, видя, что сбегается народ, запретил духу нечистому, сказав ему: дух немой и глухой! Я повелеваю тебе, выйди из него и впредь не входи в него…»
Толкователи замечали нежелание Христа совершать чудо изгнания беса на глазах у зевак, собирающихся под шумок. Но почему? Казалось бы, наоборот, самое время Христу «показать Себя», ан нет…

Лопухин предполагает следующее: «толпа не должна думать, что это исцеление для Него представляется трудным, как было трудным оно для апостолов. Других причин, понуждавших именно теперь Христа к совершению исцеления, например, боязни пред фарисеями и книжниками, которые будто бы могли возбудить народ против Христа (еп. Михаил), — здесь не было».
А мне кажется, что ларчик открывается предельно просто: есть интимные вещи, которые не нужно выносить на публику, а есть те, о которых можно и даже нужно кричать с крыш. Христос прекрасно различает эти вещи. Я представляю себя на месте отца спасенного парня, и – признаюсь – мне бы тоже совсем не хотелось в текущий момент оказаться в прямом эфире городского телевидения…
Деликатность очень похожа на кунг-фу: настоящий мастер (коим несомненно являлся Христос) никогда ей не будет пользоваться без необходимости, но сейчас именно тот случай!

Господь запретил нечистому духу, и тот, сотрясши парня в последний раз, навсегда покинул его недвижимым – как бы умершим. Но Христос поднимает его живым и здоровым. Ситуация «вскользь» напоминает историю с воскрешением дочери Иаира (Мк.5:39-42): момент освобождения от власти беса очень похож на переход от смерти к жизни, который станет окончательным и необратимым лишь после смерти и воскресения Иисуса Христа.
serge_le: (Default)
Давайте опять вернемся к 14 главе послания к Римлянам: «Иной уверен, [что можно] есть все, а немощный ест овощи… Кто ест, не уничижай того, кто не ест; и кто не ест, не осуждай того, кто ест, потому что Бог принял его… Кто различает дни, для Господа различает; и кто не различает дней, для Господа не различает. Кто ест, для Господа ест, ибо благодарит Бога; и кто не ест, для Господа не ест, и благодарит Бога… А ты что осуждаешь брата твоего?.. Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе. Кто сим служит Христу, тот угоден Богу и [достоин] одобрения от людей». Прочитали?

А теперь скачиваем Книгу Правил и находим там 69-е Апостольское правило: «Если кто епископ, или пресвитер, или диакон, или иподиакон, или чтец, или певец, не постится во святую Четыредесятницу пред Пасхою, или в среду, или в пятницу, кроме препятствия от немощи телесной: да будет извержен. Если же мирянин: да будет отлучен». Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!

Мы читаем у свт. Феофана Затворника:
«…А то, что там дальше говорится: “не ядый ядущаго да не осуждает”, ни к чему не ведет. Ведь это наставление!.. непостящийся чрез это не высвобождается от обязанности поститься и от ответственности за непощение. Кто осуждает непостящегося, тот грешит, но непостящийся чрез это не становится праведным... Наконец, снисхождение Златоуста к непостившимся означает только доброту его сердца и желание, чтоб в Светлое Христово Воскресенье все радовались и не было печального лица ни одного. Таково желание святого отца, а сбывается ли оно на деле — Бог весть! Говорите больному: будь здоров, будь здоров... Поздоровится ли ему от сего? То же и там. Всех приглашают радоваться, а все ли истинно радуются? Совесть-то куда девать?»
Короче, вы, непостящиеся, приходите на Пасху и радуйтесь, если совести у вас нет, а если есть, то не пытайтесь - не получится)).
Но, давайте обратим внимание вот еще на какие мысли того же святого:
«Относительно поста действуйте с полною свободою, применяя все к главной цели. Когда приутяжелить, когда приоблегчить можно, смотря по нужде. Пост не цель, а средство. Лучше не связывать себя в сем отношении неизменным постановлением, как бы узами: а когда так, когда иначе, только без льгот и саможаления, но и без жестокости, доводящей до изнеможения».
«Вы все возитесь со своим пощением грошовым. Ну, делайте так, как задумали: только не считайте сего важным. Важно внимание к движениям сердца и очищение их покаянием всякую минуту. Сие паче творите. При сем Господа зреть и в памяти смертной быть — се важные дела!».
«О том, что пришлось прибавить нечто из пищи, не жалейте. Не должно привязываться даже к святым правилам, а держать себя в отношении к ним с полною свободою, распоряжаясь ими разумно. Не беда, если и еще что прибавите, только не в угоду плоти, а по нужде».

Говоря об одном и том же, но разным людям, иногда и нужно говорить совершенно по-разному. Врач ведь тоже одному прописывает средство от запора, а иному – от поноса. Есть ситуации, в которых нужно ограничивать или отменить телесный пост - и не только по медпоказаниям, но и по показаниям духовным. Однако у нас одни приведенные цитаты из творений свт. Феофана предписывают пост, а вторые лишь ограничивают строгость законов о посте. Речь не идет о его отмене.
Честно сказать, не вижу ни малейшего смысла в каких-то прещениях за отказ от поста, поскольку человек сам себя наказывает, обворовывая и лишая себя теоретических возможностей – там, где таковые имелись, разумеется. Но поститься нужно всем – вопрос только каким образом.
serge_le: (Default)
Немощного в вере принимайте без споров о мнениях. Всякий [поступай] по удостоверению своего ума... каждый из нас за себя даст отчет Богу. Итак будем искать того, что служит к миру и ко взаимному назиданию... Ты имеешь веру? имей ее сам в себе, пред Богом. Блажен, кто не осуждает себя в том, что избирает. А сомневающийся, если ест, осуждается, потому что не по вере; а все, что не по вере, грех… Мы, сильные, должны сносить немощи бессильных и не себе угождать... Бог же терпения и утешения да дарует вам быть в единомыслии между собою, по [учению] Христа Иисуса, дабы вы единодушно, едиными устами славили Бога и Отца Господа нашего Иисуса Христа. Посему принимайте друг друга, как и Христос принял вас в славу Божию.
(Рим, 14:1-15:7)


Апостол ориентирует своих читателей на бесконфликтное сосуществование: ищите не повода доколупаться до «немощных», а наоборот – возможности не заметить их погрешностей. Ты думаешь, что имеешь веру? Круто! Только держи ее при себе, ладно? И дай Бог, чтобы ты не пожалел о своей самоуверенности.
Каждый должен жить своей головой. Если ты соглашаешься с моим мнением – гуд. Если нет, то поступай по своей вере, а не по моей. Даже апостол не смеет никого заставлять. Уступить, «угодить» должен сильный в вере, а не слабый. А какой смысл в обратном? Ведь, каждый спасается только своей верой, и, как сказано, что не по вере, то грех. Вера без дела мертва, да. Но дела без веры, как мы видим, тоже не отличаются крепким здоровьем, поскольку возмездие за грех -- смерть…
Повторюсь: поступай по своей вере. Вера - она для того, чтобы по ней поступать. Лучше делать через ухо, но по вере – личной! И по удостоверению ума – и тоже своего. Умная вера исключает конформизм, но предполагает в своем идеале консенсус. Согласие поэтому – не начало веры, а ее цель.
Не надо так убиваться за «немощных»! Во-первых, потому, что речь на самом деле не о них, а о твоей гордыне и самолюбии, а во-вторых, как в свое время писал прот. П. Светлов, «Невредны ошибки и несовершенства частной и искренней мысли, но вредны ложь и лицемерие, делающие людей неспособными к познанию истины… Разум без права на индивидуальное проявление есть такая же бессмыслица, как воля без свободы. Истина… не любит насилия: истина никого не вяжет и сама «не вяжется» (2Тим. 2,9)» Вера, по-видимому, тоже имеет право на свободу, поскольку именно она и есть степень максимально возможной для человека свободы.
Но личная вера – еще более редкий зверь, чем личное мнение. Если ради единства нет смысла спорить о личных мнениях, то на кой, скажите мне, спорить о личной вере, которая не факт, что а) вера и б) твоя? Апостол сам отвечает на этот вопрос: "Надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные" (1Кор.11:19) - т.е., не для того, чтобы разделить нас, а для того, чтобы назидать в единстве. Козлов от баранов Бог сам отсортирует. Потом.

Может показаться, что разговор о еде, из контекста которого я нарезал цитаты в эпиграфе - очень мелочен. Но это не так (опять же: по контексту). Шаббат, Кашрут, Миква - это три столпа иудаизма. Содержательно христаинство пересмотрело в своём учении еврейские представления о первом, втором и третьем, но не формально. Структурно речь идет о принципиальнх основаниях веры, проявляемых в ритуальной жизни: о благочестии, как таковом.
serge_le: (Default)
Не тот нынче мытарь пошел, ох не тот! Если раньше он стоял «вдали» притвора, то сейчас он, словно лось по кукурзе, щемится поближе к алтарю. И если раньше он ударял себя в грудь и просил о своих грехах, то теперь он так и норовит вмазать в грудную клетку фарисея, чтобы тот знал в следующий раз, как выпендриваться – его-то, мытаря, не обманешь, он фарисеев насквозь видит: о них еще Христос в Евангелии всё очень хорошо рассказал… (см.: Лк.18:10-14.)
А фарисеи… они все также самодовольно постятся, тычут пальцем другим,  как и ранее ходят в длинных одеждах, любят приветствия в народных собраниях, председания в синагогах и предвозлежания на пиршествах (Лк.20:45 – 21:4.)… И молятся -- хоть и всё так же лицемерно, но уже не так долго.  Так что какая-никакая, а движуха есть и у них...
serge_le: (Default)
И все, видя то, начали роптать, и говорили, что Он зашел к грешному человеку; Закхей же, став, сказал Господу: Господи! половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо (Лк.19.7-8).

А почему вчетверо? Сорить деньгами в милой компании -  такое не бывает разве только с теми, у кого нет либо денег, либо милой компании. Что это: такая вспышка щедрости как завершение удавшегося застолья? Нет, не так все просто, друзья…

Ветхий Завет определят размеры компенсации для вора от двух- до пятикратного размера от причиненного им ущерба. Важно, что Закхей осознает свой грех, дает правовую оценку своим злоупотреблениям  и назначает для себя наказание – не самое маленькое, но и не самое большое.
Для него покаяние - не желание воздать один к одному и, тем более, не желание уйти от ответсвенности и никому ничего не возвращать вообще ("я ж покаялсооо!"). Оно для него есть не только признание и сожаление о содеянном. Покаяние - это еще и решимость ответствовать за совершенное, заключающаяся в готовности возместить ущерб или смиренно понести бремя последствий греха, и желание избегать подобного в дальнейшем...
Закхей кается, в результате чего у него происходит переоценка ценностей, потребностей и взглядов на жизнь: он больше не только не намерен воровать, но еще готов расстаться с половиной своего имения. А дальше будет видно…

А теперь насчет «видно» и «дальше».

По пре­да­нию, Зак­хей, прозванный Праведным, был пер­вым епи­ско­пом церк­ви Ке­са­рии Па­ле­стин­ской и почитается Православной Церковью в лике святых (католической -- тоже).

Интересно и то, что Климент Александрийский в «Строматах» утверждает, что Закхей был прозван апостолами Матфием и по жребию был избран в число Двенадцати на место отпавшего Иуды (см.: Деян. 1:15-26).
Как это совместить со свидетельством Писания о том, что Матфий был с Иисусом от самого Его Крещения? Ну, не знаю… Может, это и не нужно совмещать, и мнение Кирилла стоит просто считать ошибочным. Но если уж очень нужно…
Евангелист Иоанн говорит, что многие, соблазнившись о Христе, оставляли Его и больше не ходили за Ним (см. Ин. 6:60-66). Возможно Закхей был одним из таковых – тогда становится заметной и понятной не только его проблема малого роста (он же крут - он мог крикнуть "разойдись!"), но и его нежелание быть обнаруженным в намерении увидеть Христа и своих старых приятелей  -- спустя некоторое время, «издалека» и «одним глазком». И фраза «зане и сей сын Авраамль есть» при таком раскладе приобретает двойное смысловое усиление…

Я даже нашел интересное заявление, что еван­гель­ский Зак­хей был… от­цом зна­ме­ни­то­го раббана Иоха­на­на бен Зак­хея… Никакого подтверждения в профильной справочной литературе этому факту я не обнаружил, но если это так, то получается интересное контекстное преломление темы «отцов и детей»... Если ваш сын вдруг принял гиюр, а дочь тоже стала хероманткой, то оно, конечно, не дай Бог, но если уж и так, то не спешите отчаиваться - у вас есть шанс стать святым. Но не сразу. После смерти.
serge_le: (Default)
Продолжение. Начало ЗДЕСЬ.

Писание говорит: «Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно». (Исх.20:7)
Однако это же Писание многократно сообщает нам о том, как ветхозаветные пророки и патриархи призывали Имя Божие. «Всякий, кто призовет имя Господне, спасется», читаем мы у пророка Иоиля (2:32), и позже его процитируют и авторы Нового Завета (Деян. 2:21, Рим.10:13). Так и хочется «напризывать с запасом» - чтоб уж наверняка...

Во многих местах, где говорится о призывании Имени Бога, используется словосочетание «хашем ЙХВХ», что значит «Имя Яхве». Замечу: Есть Яхве, а есть Его Имя, и есть нрапрасное и ненапрасное Его призывание.
Какое Имя у Яхве – сложный вопрос, поскольку в данном контексте вопрос об имени является не вопросом о фонеме, а вопрошанием о сущности.
Если все сводить только к сочетанию звуков, то Бог в Библии называет Себя многими именами. Этому предмету мы как-нибудь посвятим отдельную тему. Сегодня же нам важно другое: со временем иудеи, приняв слово «ЙХВХ» за само Имя Бога, отказались слово «ЙХВХ» произносить вслух и стали заменять его на словом «Адонаи» («наш Господь»). Впрочем, и слово «Адонаи» они использовали только в редких случаях, и в разговорном контексте ортодокс не станет называть и его, а использует аналогичное слово или словосочетание из языка собеседника или упомянутое выше слово «Хашем», которое тоже стало этаким «именем Имени».
Разумеется, слишком наивно заменять одно сочетание звуков человеческой речи другим в надежде на то, что так и только так ты соблюдешь заповедь о непроизносимости Имени Бога. И очень опасно не замечать главное: поминание Бога – это совсем не проблема орфоэпии. Тут проблема не в «Имени», не в том, какое оно, а в том, что значит «призывать» и кто призыивающий.

За каждой литургией священник от имени всех собравшихся возглашает в своем обращении к Богу: «И сподоби нас, Владыко, со дерзновением (см.:Евр. 4:16), неосужденно смети призывати Тя (1Пет. 1:17), Небеснаго Бога Отца, и глаголати…». И дальше все присутсвующие подхватывает пение слов «Отче наш»…
В этот момент на литургии мы мы дерзновенно просим у Бога разрешения: а) призвать Его и б) назвать Его своим Отцом. И то и другое несколько проблематично. Будучи полным засранцем совсем не безопасно напоминать Богу о своем существовании. Ну и, как было показано в первой серии, настаивать на Божественном родстве – это тоже, знаете ли, чересчур самоуверенно...

Не то, чтобы Христос не был
«благим», а то что не этому парню было Его так называть... Есть разница между дерзостью и дерзновением.

На рисунке: «Диаграмма» имён Бога из книги «Oedipus Aegyptiacus» Афанасия Кирхера (Рим, 1652—1954)
serge_le: (Default)
И, крестившись, Иисус тотчас вышел из воды, - и се, отверзлись Ему небеса, и увидел [Иоанн] Духа Божия, Который сходил, как голубь, и ниспускался на Него. И се, глас с небес глаголющий: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение. Тогда Иисус возведен был Духом в пустыню, для искушения от диавола, и, постившись сорок дней и сорок ночей, напоследок взалкал. И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами... (Мф. 3:16 -4:3)


Искушение Христа - Илья Репин, 1903.

Вы только полюбуйтесь… дьявол тоже жаждет чуда! Но зачем?
Ему неизвестен замысел так называемого Божественного Домостроительства – стратегический план Бога о нашем спасении. Но он был среди тех, кто услышал слова Божественном Сыновстве Иисуса – и ему они были не понятны. И они не могли не встревожить его, учитывая то, что с Иисусом с самого начала «что-то пошло не так»: и зачатие (происхождение от Девы), и рождение (свобода от первородного греха). С одной стороны, этот жалкий комок человеческой плоти казался ему таким ничтожным и доступным, а с другой – он понимал, что не имеет над ним никакой власти... А тут еще этот голос и видимое явление Духа…
Лукавый проницательно догадывается, что вокруг него разворачиваются какие-то события. Пытаясь спровоцировать Иисуса на чудо, он хочет прощупать значение словосочетания «Сын Божий». Когда и это не получается, и, более того, в беседе еще больше обнаруживается бесовская слабость, сатана идет на ва-банк. Он предлагает Ему всё наворованное: «все царства мира и славу их» - нажитое непосильным трудом, так сказать. Всего за один поклон…
Не прокатило...

Тогда в ход идет план «Б» - взят курс на банальное физическое устранение Иисуса. С особым цинизмом: неблагодарность, клевета, предательство, позор, проклятие, унижения, пытки, казнь…
Но сатана не знал, что именно это и было в планах Бога - именно на это все было и расчитано.
Христос превращает себя в наживку. Спрятав Божество в человеческой природе, буквально дразнящей своей вкусностью и беззащитностью, Господь провоцирует сатану на атаку, и тот оказывается на крючке Божества…
Вот. Вроде, не Пасха, а вспомнилось…


Иди за мной, Сатано (Искушение Христа) - Илья Репин, 1903.

Если Ты Сын Божий, то сделай так, чтобы мои печеньки не кончались». Погоди, а где логика? Из того, что Иисус есть Сы Божий, совсем не следует, что должна исполнятся твоя воля. Ведь Сын Божий - Он, а не ты. Не путай!
Не искушай Господа - или вообще, или хорошо подумай, перед тем как это делать.
Не всякая вера в чудо хороша собой. И, разумеется, не всякое чудо - от Господа и заслуживает твоей веры.
Семь раз отмерь, один раз поверь.
serge_le: (Default)
«Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему» (Мк.1.3).
Бог не ходит по-кривому. Принятие Бога предполагает искренность, прямоту и честность.
Бог снисходит с Небес, чтобы мы взошли на Небо. Путь Господа – это та же самая дорога, по которой вы сами последуете за Ним. Но за Богом тоже не пойдешь зигзагами и крюками – непременно отстанешь. Кривые дороги искривляют душу.
Здесь самое время вспомнить еще об одном месте Писания: «Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их». (Мф.7:13-14)
Таким образом можно оставить объединённую классификацию дорог по ширине и прямоте: широкие и кривые, широкие и ровные, узкие и кривые, узкие и ровные. Вам строго нужно держаться последних.
Быть легко не должно, но если вам трудно, то это еще не значит, что вы на узкой дороге - вполне возможно, все проблемы из-за ее кривизны...

P.S. Нетрудно понять, почему люди ходят широкими дорогами (кривыми или ровными - не важно). Но как объяснить настойчивость в выборе маршрута тех, кто идет по узкой и кривой? Не знаю. Возможно, потому, что они думают, что хорошо ее знают...
serge_le: (Default)
Однажды, когда народ теснился к Нему, чтобы слышать слово Божие, а Он стоял у озера Геннисаретского, увидел Он две лодки, стоящие на озере; а рыболовы, выйдя из них, вымывали сети. Войдя в одну лодку, которая была Симонова, Он просил его отплыть несколько от берега и, сев, учил народ из лодки. Когда же перестал учить, сказал Симону: отплыви на глубину и закиньте сети свои для лова. Симон сказал Ему в ответ: Наставник! мы трудились всю ночь и ничего не поймали, но по слову Твоему закину сеть. Сделав это, они поймали великое множество рыбы, и даже сеть у них прорывалась. И дали знак товарищам, находившимся на другой лодке, чтобы пришли помочь им; и пришли, и наполнили обе лодки, так что они начинали тонуть. Увидев это, Симон Петр припал к коленям Иисуса и сказал: выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный. Ибо ужас объял его и всех, бывших с ним, от этого лова рыб, ими пойманных; также и Иакова и Иоанна, сыновей Зеведеевых, бывших товарищами Симону. И сказал Симону Иисус: не бойся; отныне будешь ловить человеков. И, вытащив обе лодки на берег, оставили всё и последовали за Ним. (Лк.5.1-11)


Большой улов рыбы. Рафаэль Санти (1483–1520)

...Конец рабочей ночи, светает, все громче и громче кричат чайки… Усталые рыбаки после неудачного лова безрадостно моют сети и заделывают в них прорехи…
И вдруг ни с того ни сего возникает толпа людей, которая теснится вокруг странного Человека – чтобы лучше слышать Его Наставления. Рыболовы, оказавшись в самом эпицентре событий явились не только свидетелями происходящего, но и участниками – возможно, даже и невольными.
Эх, поскорее оказаться бы дома, но нет: проповедник сначала просит их отплыть от берега, а потом, после длительного нравоучения, отправиться на глубину и – о ужас! – опять забросить сети…
«Ура, парни, остаемся на вторую смену!» - подумали рыбаки. Они уверены, что ловить бесполезно, но соглашаются поступить по велению Учителя. Народу много – все стоят, смотрят на работяг и ждут, когда те выполнят то, о чем их просят. Попробуй-ка откажи!
А возможно, Учитель имеет ввиду совсем не рыбалку, а какую-то дидактическую постановку – учителя так часто поступают: просят сделать какой-нибудь бессмысленный жест или банальное действие, а потом как начнут его комментировать. Интересно же!..

Но иногда вещи являются именно такими, как кажутся – без всяких ноуменов, вторых смыслов, подтекстов и аллегорий:  сети чудесным образом наполняются рыбой. «Ура, у нас тоже вторая смена!» - подумали рыбаки другой лодки и дружно бросились на помощь к своим коллегам. Лодки под тяжестью улова начинают зачерпывать воду, но, слава Богу, все обходится…
И вот, казалось бы, сразу после того, как все отдышались, самое время состоятся такому разговору:
- Как зовут тебя, Учитель?
- Иисус. Из Назарета.
- Очень приятно, Симон. А это - Иаков и Иоанн. Слушай, Иисус… если бы не ты! Спасибо тебе, что выручил и подсобил… И проповедь Твою послушали с удовольствием… Будешь в наших краях - заходи. Извини, сейчас спешим – много работы! Сам же видишь, сколько рыбы!

Но происходит совсем другой диалог с совсем иным результатом. И пойманная рыба оказывается не нужной…
Page generated Jul. 27th, 2017 02:48 pm
Powered by Dreamwidth Studios