serge_le: (Default)
Вот, многим нашим авторам не нравится юридическая теория искупления. Хотя, как теория искупления может быть не юридической, можно понять только тогда, когда найден будет ответ на вопрос о том, как может быть теория множеств не математической. "Искупление" – юридический термин в принципе. Ну, или экономический…
И вот, кстати, насчет экономики… Супер-мега-гипер-гигант (типа Газпрома) может быть менее привлекательным для инвестиций, чем какой-нибудь старт-ап студента-оптимиста.
Бог – мудрый инвестор. Наши обращения к Нему – поиск инвестиций (или субсидий) или отчеты об уже освоенных средствах.
Если наши планы на спасение не доросли до осознания необходимости перехода как от попрошайничества, так и, наоборот, от самодостаточности к теме соработничества с Богом (т.н. "синергии"), то это значит, что нет у нас никаких реальных перспектив.
Разговор о спасении - всегда разговор о будущем. Совместном будущем с Богом. Но зачем инвестировать в того, у кого все позади? Ну, или в того, кто не может определиться даже со своими собственными желаниями и планами на будущее? Ну или того, кто хочет получить что-либо от Бога, а потом Его "кинуть"?

Тебя не кредитуют? И ты, дурачок, этому еще и удивляешься?
Это я – о притче про мытаря и фарисея, если чо.

Итак. У Бога есть к тебе дело. Дело Божье. Ты в доле?

Имена

Jan. 30th, 2017 12:04 am
serge_le: (Default)
«Говорящие имена» - литературный прием, который широко используется в классической и современной литературе. Вспомним, например, Гоголя (судья Ляпкин-Тяпкин, врач Гибнер), Чехова (унтер Пришибеев, актер Унылов),  Фонвизина (гувернер Вральман, свиновод Скотинин, консерватор Стародум), Грибоедова (секретарь Молчалин, полковник Скалозуб) и пр.
Любой автор должен решить проблему с именами своих персонажей – особенно, если он хочет посредством имен выразить свое отношение созданному герою, его личности, мировоззрению, ценностям. Говорящие фамилии указывают читателю на отношение автора к номинируемому.

В Священном Писании имена тоже далеко не случайны – и не только в Ветхом Завете. Вот сегодня мы читали о Закхее.
Закхей (греч. Ζακχαῖος, ивр. ‏זכי‏‎ — "достойный", согласно Эрику Нюстрему) – разве не говорящее имя?
В указанном контексте, оно не просто говорящее – оно кричащее. Провинциальному вороватому предателю-коллаборационисту было дано имя Достойный –  также, как нам дано имя Христианин: тогда, когда Господь, усыновляя нас, позволяет нам получить в дар это имя в Таинстве Крещения, то бесы тоже начинают роптать.
Религия – это не только когда человек верит в Бога, но и когда Бог верит в человека. И, более того, это когда человек верит в человека: видит его достоинство несмотря ни на что. Я сегодня говорил об этом.

P.S. Но, раз уж речь пошла об этимологии имени Закхей, то, чтобы два раза не вставать, сообщу, что "L’Osservatore Romano" за 4 ноября 2013 года приводит слова Папы Франциска, в которых утверждается, что "Закхей" восхоит к выражению "Бог помнит". И к этому присовокупляется и мораль: Господь "никогда не забывает тех, кого Он создал. Он есть Отец, который чутко ожидает возрождение в сердцах своих чад желания вернуться домой".

Иллюстрация: "Zacchaeus," Joel Whitehead.
serge_le: (Default)
«Тогда Иисус возведен был Духом в пустыню, для искушения от диавола, и, постившись сорок дней и сорок ночей, напоследок взалкал. И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами. Он же сказал ему в ответ: написано: не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих. Потом берет Его диавол в святой город и поставляет Его на крыле храма, и говорит Ему: если Ты Сын Божий, бросься вниз, ибо написано: Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею. Иисус сказал ему: написано также: не искушай Господа Бога твоего. Опять берет Его диавол на весьма высокую гору и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: все это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне. Тогда Иисус говорит ему: отойди от Меня, сатана, ибо написано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи. Тогда оставляет Его диавол, и се, Ангелы приступили и служили Ему». (Мф.4:1-11)

Прочитав это, я почему-то вспомнил о рассказе одного своего семинарского преподавателя, который, будучи украинцем, с детства не любил сало – смотреть на него даже не мог. Беее! И мама его не любила, и, наверное, папа – все его домашние не любили сала. Ничто не предвещало никаких изменений в этом вопросе, но однажды он, преподаватель, принял монашеский постриг… И тут понеслось (по умолчанию монахи не должны есть мясные продукты)…
Странные в моем воспаленном сознании возникают параллели, скажете? Ну, как сказать.

Вы никогда не замечали, что «самое вкусное» в жизни случается в пост? Или спрошу иначе: не замечали ли вы, что духовные практики, которые служат цели достижения тех или иных духовных благ, вдруг обнаруживают перед вами множество заманчивых возможностей во грехе, и притом самом материальном, сальном, дебелом?
Вот смотрите: если бы не начал Христос поститься, то не известно, предлагал ли бы Ему сатана какие-нибудь царства. И возносит дьявол Господа – да не на какую-нибудь башню Саурона, а на крыло самого Храма Божьего. И гора там была, небось, не ниже Эвереста - этакое мистическое потаенное место вселенной, с которого можно было созерцать мир целиком и все дела его. Шикарный вид, какая перспектива! Но нет.

Не получилось у сатаны взять Христа на слабо и уговорить броситься с высоты. Почему? Ведь "написано же"? Нет. Господь сознательно и добровольно вверг Себя в череду последовательностей, причинностей, обусловленностей, принципов и ограниченных возможностей (не это ли означает "быть истинным человеком"?).  Ангелы - они не сейчас. Они будут потом и позже, в самом конце: когда уйдет от Него демон, они приступят к Нему и будут служить  – среди камней и песка, которые так и не стали хлебом и водой.


Ботичелли С., "Три искушения Христа" (фрагмент), 1481-1482 г.
Кстати, в мировой живописи так и было: сатану изображали и ввиде чудища или... монаха. Поразмышляйте над этим. Тема для домашнего сочинения.


Так что не спешите соглашаться на заманчивые предложения. "Не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они" (1Ин.4:1). Не кидайте понтов перед всякой нечестью и не путайте: сначала уходят демоны,а потом приходят ангелы, но не наоборот (как бы того ни хотелось). Ну и это… осторожнее на высотах!
serge_le: (Default)
"И когда входил Он в одно селение, встретили Его десять человек прокаженных, которые остановились вдали и громким голосом говорили: Иисус Наставник! помилуй нас. Увидев их, Он сказал им: пойдите, покажитесь священникам. И когда они шли, очистились. Один же из них, видя, что исцелен, возвратился, громким голосом прославляя Бога, и пал ниц к ногам Его, благодаря Его; и это был Самарянин.Тогда Иисус сказал: не десять ли очистились? где же девять? как они не возвратились воздать славу Богу, кроме сего иноплеменника? И сказал ему: встань, иди; вера твоя спасла тебя" Мф., 43 зач., XI, 27-30.


Ну, с девятью понятно – они иудеи, и по иудейскому закону они, в случае исцеления от проказы, должны были обратиться за освидетельствованием к иудейским же священникам. Только последние могли подтвердить исцеление и, приняв жертвы очищения, допустить человека к «нормальной жизни» среди народа Израильского. А куда было податься десятому – этому несчастному сектанту? Совершенно очевидно, что возможность «получить справку», согласно правилам, предназначалась явно не для него – при Храме ему могли только пожелать заболеть проказой еще раз, не более того.
Но он – пошел, по слову Господа. Или он был не в курсе еврейских законов, или он с первых минут встречи уже безгранично доверился Христу: «Раз Он сказал – значит пойду».
И только один самаритянин вернулся ко Господу поблагодарить. Почему?
Может быть, именно потому, что он так и не дошел до священников – ну, не знаю, вдруг как раз перед приходом десятого прокаженного у них у всех начался обеденный перерыв, или треба какая случилась, или ему велено было сначала сдать флюорографию и принести справку о крещении… Есть же священники, попадя к которым, ко Христу уже не вернешься.
Сектанту повезло еще и потому, что Христос воспитывался в семье плотника и был не очень искушен в вопросах канонического права. А то бы Он быстро очистил это прокаженное экуменическое сборище – бубонной чумой, лихорадкой Эбола и огнем с неба (для дезинфекции).

На иллюстрации: “Ten Lepers,” painting by Bill Hoover
serge_le: (Default)
«В законе что написано? как читаешь?» – Господь ставит проблему двояко: написанное и прочитанное - две больших разницы. Написано («что») у всех одно и тоже, но прочитывают («как») все по-разному. Почему-то у меня возникла ассоциация со «смертью автора» Барта...
«Что» полностью заменяется на «как». Автор «не интересен»:  не только автор, но и написанное им уходит на задние планы. А если учесть, что одним из авторов является Бог, то… вот он еще один выход на тему «смерти Бога»…
Когда Бог как автор Писания умирает, то Он умирает либо как пшеничное зерно, чтобы принести много плода (см.: Ин. 12.24), либо как Он это сделал на Кресте: воскреснув, призвав нас к смерти для мира и совосстанию для жизни будущего века, либо… вот просто берет и умирает… попуская локальное существование одной лишь шелухи интерпретаций, обрамленных границами макулакультуры.
Маркс отличается от марксизма, Кант - от кантианства, Фрейд - от фрейдизма. Это понятно. Но, вопреки ожиданиям и привычкам, Христос не отличается от христианства, поскольку Церковь есть Его Тело, а вместе с этим - столп и утверждение Истины, которая, рекурсивно, есть Он Сам. Но это - если говорить о «сферическом христианстве в вакууме» (именно таким является Православие - истинное учение Христа)...
Как там насчет «смерти читателя»? А она тоже двояка: одна - к вечной жизни, а другая - к вечной погибели...

Да и вообще, с этими ютубами и фэйсбуками уже все поумирали - и читатели, и писатели. Зато понародилось читак и писак...
serge_le: (Default)
Вот, один законник встал и, искушая Его, сказал: Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Он же сказал ему: в законе что написано? как читаешь? (Лк. 10.25-26)

Христос не спрашивает о том, что по теме говорят раввины, что вещает радио «Радонеж», или что повествуется в социальной концепции синагоги. Он спрашивает только про Писание – тем самым однозначно свидетельствует о том, что там есть ответ на поставленный вопрос . Это очень важное напоминание нам, друзья, о необходимости Писания для нашего спасения.
Мы ужасно плохо (не)знаем Слово Божье. Мы охотнее озадачиваемсятся регулярностью чтения утренних молитв, выбором «правильного» акафиста, да совместным употреблением «молитвы задержания» или вообще какой-нибудь откровенной дичью. Даже наши богословские споры все реже и реже имеют прямое отношение к Библии. Писание – оно где-то далеко. Мы ж не «сектанты какие-то», правда? Читаешь форумы, смотришь, о чем с пеной у рта, посылая друг друга в ад, спорят православные, и диву даешься…

Христос говорит: «Исследуйте Писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь вечную; а они свидетельствуют о Мне» (Ин.5:39). В книге Деяний мы читаем, что даже за апостолами перепроверяли: «Здешние были благомысленнее Фессалоникских: они приняли слово со всем усердием, ежедневно разбирая Писания, ТОЧНО ЛИ ЭТО ТАК» (Деян.17:11). Вера в Господа не должна заменяться доверием проповеднику – это очень опасно. Можно ничуть не сомневаться в правоте слов учителя геометрии, когда он формулирует теорему Пифагора, но существенно важно самому уметь доказать правдивость его слов...

И контрольный выстрел: «Кто отклоняет ухо свое от слушания закона, того и молитва – мерзость» (Прит.28:9)
serge_le: (Default)
История о гадаринском бесноватом – это история про кого?
Про человека, который исповедовал Иисуса Сыном Бога Всевышнего (в отличие от), который не хотел жить со всеми и как все и к тому же не позволял заковать себя в цепи. И еще у него был прикольный никнейм…
Апостол Павел  в 1Кор.12:10 упоминает о даре различения духов, и из контекста становится понятным, что он есть не у всех.
А еще не у всех есть подлинное сострадание, поскольку таковое обнаруживает себя в готовности чем-то рискнуть ради ближнего или даже заведомо пожертвовать чем-то, а не просто в охах-ахах, лайках и репостах - это тоже, если не отвлекаться от контекста...

Ален Леннарт, "Гадаринский бесноватый"
Короче, если вы рады за бесноватого, то жмите "класс!"
serge_le: (Default)
Когда же настал вечер, приступили к Нему ученики Его и сказали: место здесь пустынное и время уже позднее; отпусти народ, чтобы они пошли в селения и купили себе пищи. Но Иисус сказал им: не нужно им идти, вы дайте им есть. Они же говорят Ему: у нас здесь только пять хлебов и две рыбы. Он сказал: принесите их Мне сюда. И велел народу возлечь на траву и, взяв пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, благословил и, преломив, дал хлебы ученикам, а ученики народу. И ели все и насытились; и набрали оставшихся кусков двенадцать коробов полных; а евших было около пяти тысяч человек, кроме женщин и детей (Мф.14:15-20).

О чем это то фрагмент Евангелия? О чуде. Но о каком?
Посмотрите, Христос упрекает народ: «Вы ищете Меня не потому, что видели чудеса, но потому, что ели хлеб и насытились (Ин.6:26). Что получается: есть насыщение, а есть чудо. Насыщение – оно в умножении хлебов, ну а в чем же тогда чудо, ради которого нужно искать Господа?


Апостолы видят изголодавшийся народ, но не видят никакой возможности помочь ему – у них есть только две рыбы и только пять хлебов. Разумеется, этого мало. Посылать в магазин людей, не имеющих денег, еще та тема, но как бы то ни было, люди, на самом деле, должны сами позаботиться о себе, а если и не они сами, то кто-то другой, но не апостолы - чай не турецкий курорт «all inclusive», и никто не брал на себя никаких обязательств… А на пути к коммунизму кормить никто не обещал

Мы любим чистоту на улицах, но пусть ее поддерживает кто-то другой. Нам жалко голодных, но ведь у нас, елки зеленые, есть службы соцзащиты...
И вообще, мы – «маленькие люди», от нас «мало что зависит», и мы «мало что можем». Заручившись подобной логикой, мы зачастую не то, что осторожничаем в своих действиях из-за опасений взять на себя лишнего, но отказываемся от всякого действия вообще. Если накормить – так только сразу всех, а на меньшее мы не согласны.
Вариант, предусматривающий помощь кому-то одному, даже не рассматривается. Чё мелочиться? Мы  -- филантропы, любящие «человечество» в целом; нам некогда и не за что растрачиваться на частности. Но как так могло получиться: любить одного, оказывается дороже, чем всех сразу - невыгодно, неинтересно, нерационально, и, следовательно, непонятно как. Умножению хлебов, значит, мы удивляемся, а этому – нет. А ведь в этом не меньше удивительного, чем в том, что при делении количество еды увеличивается, а не остается прежним...

Видите ли, нам мало возможностей! Нам всегда чего-то не хватает, для того, чтобы начать действовать. «В мир каждый человек приходит полный сил для самых невероятных переживаний… А потом жизнь все время заставляет его выбирать из двух возможностей, и он все время чувствует: одной недостает, все время недостает - невыдуманной третьей возможности. Вот он и делает все, что угодно, ни разу не сделав то, что хотел. А в результате становится бездарью»… Плохому танцору всегда не хватает нужных тапочек.

Помнится, у какого-то я читал об одном интересном моменте, упоминаемом в Мидраше: вода Чермного моря до тех пор не расступилась перед ведомыми Моисеем евреями, пока их ноздри не начали черпать воду. Не знаю, правда это или нет исторически, но мораль безупречна: большие возможности не будут доступны для вас, пока вы не реализуете уже имеющиеся, пока вопреки своим немощным страхам вы не сможете довериться всемогуществу Бога. Нет никакого смысла идти в море, желая его пересечь, или нести свои две рыбки с целью насытить толпу – все верно, да, но ровно до тех пор, пока не поменяются условия задачи: не будет «добавлен» Христос.
Только две рыбы и только пять хлебов, говорите вы? Да если рядом Христос, то это - ЦЕЛЫХ две рыбы и АЖ пять хлебов! Две рыбы и пять хлебов – это метафора возможностей, которые есть у каждого во Христе: верить, знать, любить, надеяться, делать, быть. Просто используете то, что вы уже РЕАЛЬНО имеете. Используйте реально, а не «если бы кабы».
«Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего» (Ин.15:5). «Ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет» (Мф.25:29)
Ну, показывайте, че у вас там? Принесите. Это. Ему. Сюда.
Глаза боятся, а руки делают. Смелее. У вас все получится. Делайте малое -- и сотворите многое. Умейте видеть перспективы. Жизнь проходит, а мы еще даже не пытались...

В кладе, найденном у себя в огороде, вы увидете возможности, прежде всего, для себя, а не для кого-то - даже отдавая государству положенных три четверти. Так и в обнаруженной чужой беде нужно видеть возможности  сотворить добро именно для себя, а не для кого-то. "Блаженнее давать, нежели принимать" (Деян.20:35) - разве не так? Возможность творить добро - это на самом не ваше милосердие к кому-то, а Божее милосердие к вам: Он дает вам шанс, предоставляя возможности. Возможность - самый ценный ресурс, а ад - что это, если не отсутсвие возможностей? Так вот. Чудо – оно в возможностях, которые даруются нам во Христе. И этот евангельский сюжет я бы назвал не привычным «Об умножении хлебов» или чем-то подобным, а зачалом «О возможностях» - Иисус чудесным образом умножает наши возможности. Ищите Христа, чтобы иметь возможности. Вне Его нет спасения.

Иллюстрация: Чудо умножения хлебов и рыб, Франция; XII в.; местонахождение: Англия. Лондон. Музей Виктории и Альберта; 51.4 x 44.6 см.; материал: свинец, стекло витражное; техника: витраж, роспись по стеклу.
serge_le: (Default)
Проходя же близ моря Галилейского, Он увидел двух братьев: Симона, называемого Петром, и Андрея, брата его, закидывающих сети в море, ибо они были рыболовы, и говорит им: идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков. И они тотчас, оставив сети, последовали за Ним. Оттуда, идя далее, увидел Он других двух братьев, Иакова Зеведеева и Иоанна, брата его, в лодке с Зеведеем, отцом их, починивающих сети свои, и призвал их. И они тотчас, оставив лодку и отца своего, последовали за Ним (Мф., 9 зач., IV, 18-23) .

Поражает то, с какой лёгкостью и непринужденностью апостолы, в момент своего призвания, оставили все в своей жизни и последовали за Христом. Да, звал-то их не кто-то, а Сам Господь – Он может это сделать убедительно! Вот, особенно Савлу непросто было отказать – помните?

Я не думаю, что все сводится только к Личности Призывающего, поскольку Иисус проповедовал Евангелие на торжищах и площадях, а откликались далеко не все – не скажете же вы, что из этого следует то, что Господь плохо проповедовал, не так ли?
Евангелисты зафиксировали только случаи позитивных откликов, но кто знает: может нашлись и те, кто не смог оставить свои сети или же решил повременить до той поры, пока не умрут их престарелые родители.
Но как бы то ни было, почему некоторые избирают Господа, а некоторые – нет?
Рыба ищет где глубже, а человек – где лучше. К благу стремится все живое - даже инстинктивно. Согласен, что инстинкты несовершенны и часто врут или говорят неубедительно. Но Господь – разве Он не есть Абсолютное Благо? Есть. Просто не для всех это очевидно.
И я сейчас говорю не столько об атеистах, агностиках или язычниках. Я – о вас и о себе самом. Умом мы провозглашаем себя Божьими детьми, волей мы стараемся (если стараемся) отказывать себе в том, что грешно, НО – спрашивается – какого рожна нам по-прежнему хочется того, в чем мы себе отказываем? Потому что наше нутро ошибочно продолжает стремиться «не туда» - внутри мы всё такие же: душа, может, временами и взыскует Господа, но попа стабильно жаждет приключений. Можно всю жизнь себе в чем-то отказывать, но тупо продолжать этого хотеть…
Мы - «бедные люди» из Рим.7.24, Одно утешает: даже апостолы в этом отличались лишь количественно, а не качественно – т.е., не у одного меня так все плохо… ))

На иллюстрации: Лоренцо Венециано (XIV в.). "Призвание апостолов Петра и Андрея". Деталь пределлы. Гос. музеи, Берлин
serge_le: (Default)
Прошедшим воскресением на проповеди я говорил о страдании – этому способствовала тема евангельского зачала, повествующего об исцелении расслабленного у Вифезды (Ин., 14 зач., V, 1-15.).

Тема страдания, по-видимому, будет только нарастать в своей актуальности, поскольку с годами зла в мире меньше не становится.
Размышлять о причинах страдания можно долго и многократно. Но исходя из указанного фрагмента мы можем сделать вывод о том, что некоторые страдания имеет своей причиной нашу греховность: «не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже», - говорит Христос. Очень правильно искать связь своих собственных несчастий с собственными же ошибками. Наличие этой связи нужно исключить в первую очередь, а все виды противостояния страданию во всех его формах нужно сочетать с духовными средствами: покаянием, молитвой, чтением Писания, размышлением.

Однако наши личные грехи не являются единственной причиной страдания:
А) Человек страдает не только «лично», но и по причине «всеобщей» сопричастности падшей человеческой природе, подчинённой законам смерти и разложения. Пример: наступление старости – ведь это и есть наступление болезней, определяющих увядание функций и свойств наших членов. Мы лично не виноваты в том, что старость наступает, если, конечно же, вслед за Аристотелем не определять болезнь как прежде времени наступившую старость (тогда мы сможем сказать, что своей греховностью мы приближаем наступление «старости» - неумеренностью, излишествами ипр.).
В) Человек может страдать не по причине греховности, а по причине… праведности. Болезни могут наступить в результате самопожертвования: врач, заразившийся от пациента, строитель, получивший травму, раненный при исполнении солдат, обморозившийся спасатель морских котиков, сошедший с ума психиатр, разбивший лоб молитвенник…
С) Есть страдания, о которых вообще нет смысла говорить в категориях причины, но нужно говорить лишь в категориях, относящихся к цели.
Всего указанного достаточно для того, чтобы категорически отказаться от попыток судить о греховности ближнего прямопропорционально оценкам состояния его здоровья: и праведники болеют лютыми болезнями, и грешники могут отличаться отменным здоровьем.

О себе – суди (и то без фанатизма), а о ближнем – не надо. Страдание наших ближних – это повод размышлять не об ИХ грехах, а о своих. И, конечно же, это повод попытаться помочь ближним -- повод  посочувствовать, посострадать. Разделить.
Многие из нас осознают в себе отсутствие любви к ближнему и ищут возможности полюбить. «Но как»?
Знаете, как по-гречески «сострадание»? Симпатия! От συμ- совместно, πάθεια от πάθος – страдание. Любовь начинается с симпатии. Сначала симпатия, только потом она любовь. Не наоборот! Нельзя любить не сострадая. А можно ли «иссострадаться» и так и не полюбить? Да! Увы и ах.

На иллюстрации: Carl Heinrich Bloch: «Christ Healing the Sick at the Pool of Bethesda», 1883
serge_le: (Default)
Мария Египетская росла в бедной семье у благочестивых родителей в каком-то провинциальном египетском захолустье… Но ее так манили огни столичной Александрии! Она хотела для себя другой жизни – чужой. А своя ей не нравилась…

Расставив акценты таким образом, я не хочу сказать, что родившийся в деревне должен там и сгинуть. И не надо меня самого называть «понаехавшим»! Я на самом деле дауншифтер: из столицы мира Бобруйска начал долгий путь своих странствий, который однажды привел меня в Минск… Я просто хочу сказать, что у нас очень много проблем именно оттого, что мы не любим свою жизнь, а взыскуем ту, о которой читаем в интернетах, видим по ТВ, слышим от подруг…

Вот, любовь к ближнему предполагает любовь к себе. Именно как самого себя нужно любить тех, кто рядом с нами. Но мы не любим себя такими, какими мы есть на самом деле - мы любим себя воображаемых, галлюциногенных, кажущихся, а значит каких-то других. Следовательно, и вместо ближнего мы видим кого-то другого. И как результат: патетические вопрошания о том, как научиться любить ближнего. Так же, как мне стать космонавтом. Никак!  При таком раскладе это невозможно, что, собственно и порождает гнев, ненависть, злобу, раздражительность… Неумение видеть зло в своем сердце прямопропорционально неумению видеть добро в ближнем. Да и зло тоже.
А ведь ближний – это не только человек. Бог – Он тоже ближний, и причем самый-самый… Вы не чувствуете Его близость? Ну, извините! Если вы не видите "Ш" и "Б" в первой строчке, то забудьте тогда и про всякого иного ближнего – ближних у вас тоже нет. Нет для вас. Или так: вы их не видите, а они есть. Как суслик.

Не научившись совладать с малым, мы ищем большего. Кажется, что нам, профукавшим малое, никогда не удастся профукать большее – лишь бы большее оказалось достаточно большим. Но здесь мы себя явно недооцениваем: в мире нет ничего такого, что мы не смогли бы бездарно слить и прощелкать.

…Однажды Мария увидела группу паломников, направлявшихся в Иерусалим на праздник Воздвижения Креста Господня, и присоединилась к ним -- но не с благочестивыми помыслами, а, по слову св. Димитрия Ростовского, «чтобы было больше с кем предаваться разврату»...
Измена Богу начинается с измены себе. Священное Писание слова «блуд» и «прелюбодеяние» без ограничений использует как метафору измены человека своему предназначению: следованию путем Божественной Любви… Если мы присоединились к Празднику Жизни Церкви не с благочестивыми помыслами, то… мы просто предаемся разврату. И то, что это происходит в Церкви, нисколько нас не извиняет, а напротив…
serge_le: (Default)
В сегодняшнем Евангелии: «Иисус, видя, что сбегается народ, запретил духу нечистому, сказав ему: дух немой и глухой! Я повелеваю тебе, выйди из него и впредь не входи в него…»
Толкователи замечали нежелание Христа совершать чудо изгнания беса на глазах у зевак, собирающихся под шумок. Но почему? Казалось бы, наоборот, самое время Христу «показать Себя», ан нет…

Лопухин предполагает следующее: «толпа не должна думать, что это исцеление для Него представляется трудным, как было трудным оно для апостолов. Других причин, понуждавших именно теперь Христа к совершению исцеления, например, боязни пред фарисеями и книжниками, которые будто бы могли возбудить народ против Христа (еп. Михаил), — здесь не было».
А мне кажется, что ларчик открывается предельно просто: есть интимные вещи, которые не нужно выносить на публику, а есть те, о которых можно и даже нужно кричать с крыш. Христос прекрасно различает эти вещи. Я представляю себя на месте отца спасенного парня, и – признаюсь – мне бы тоже совсем не хотелось в текущий момент оказаться в прямом эфире городского телевидения…
Деликатность очень похожа на кунг-фу: настоящий мастер (коим несомненно являлся Христос) никогда ей не будет пользоваться без необходимости, но сейчас именно тот случай!

Господь запретил нечистому духу, и тот, сотрясши парня в последний раз, навсегда покинул его недвижимым – как бы умершим. Но Христос поднимает его живым и здоровым. Ситуация «вскользь» напоминает историю с воскрешением дочери Иаира (Мк.5:39-42): момент освобождения от власти беса очень похож на переход от смерти к жизни, который станет окончательным и необратимым лишь после смерти и воскресения Иисуса Христа.
serge_le: (Default)
Торжество Православия. Выжили – вот и торжествуем.
Еще в университете, изучая средневековую философию, я встретил такое утверждение о менталитете средневекового европейца: это менталитет и психология чудом выжившего в войнах, эпидемиях, голоде, пожарах, наводнениях и пр. бедах - человека, однажды обнаружевшего себя живым среди множества трупов... Помню, что тогда мне хотелось примерить это определение для «православного менталитета». И у меня получилось...

По разным оценкам сегодня количество православных христиан во всем мире исчисляется 180—227 миллионами человек. Для сравнения: католиков - 1,2 миллиарда, пятидесятников - 279 миллионов…

Нас невозможно победить – пока остался хоть один торжествующий. И не проблема, если 99,9% населения Земли так ничего и не заподозрят о существовании этой победы. Важно другое: чтобы этот последний торжествующий имел хоть какое-то отношение к Православию с его содержательной стороны, которой, собственно, и посвящено торжество. А то ведь странно, когда за Православие стояли одни (и многим из них явно было не до торжеств), а торжествуют другие – у них, дескать, «деды воевали».

По случаю Праздника всем вам песенка в подарок.


Вот, мы на неделю ближе к Пасхе. Слава Богу!
serge_le: (Default)
Не тот нынче мытарь пошел, ох не тот! Если раньше он стоял «вдали» притвора, то сейчас он, словно лось по кукурзе, щемится поближе к алтарю. И если раньше он ударял себя в грудь и просил о своих грехах, то теперь он так и норовит вмазать в грудную клетку фарисея, чтобы тот знал в следующий раз, как выпендриваться – его-то, мытаря, не обманешь, он фарисеев насквозь видит: о них еще Христос в Евангелии всё очень хорошо рассказал… (см.: Лк.18:10-14.)
А фарисеи… они все также самодовольно постятся, тычут пальцем другим,  как и ранее ходят в длинных одеждах, любят приветствия в народных собраниях, председания в синагогах и предвозлежания на пиршествах (Лк.20:45 – 21:4.)… И молятся -- хоть и всё так же лицемерно, но уже не так долго.  Так что какая-никакая, а движуха есть и у них...
serge_le: (Default)
И все, видя то, начали роптать, и говорили, что Он зашел к грешному человеку; Закхей же, став, сказал Господу: Господи! половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо (Лк.19.7-8).

А почему вчетверо? Сорить деньгами в милой компании -  такое не бывает разве только с теми, у кого нет либо денег, либо милой компании. Что это: такая вспышка щедрости как завершение удавшегося застолья? Нет, не так все просто, друзья…

Ветхий Завет определят размеры компенсации для вора от двух- до пятикратного размера от причиненного им ущерба. Важно, что Закхей осознает свой грех, дает правовую оценку своим злоупотреблениям  и назначает для себя наказание – не самое маленькое, но и не самое большое.
Для него покаяние - не желание воздать один к одному и, тем более, не желание уйти от ответсвенности и никому ничего не возвращать вообще ("я ж покаялсооо!"). Оно для него есть не только признание и сожаление о содеянном. Покаяние - это еще и решимость ответствовать за совершенное, заключающаяся в готовности возместить ущерб или смиренно понести бремя последствий греха, и желание избегать подобного в дальнейшем...
Закхей кается, в результате чего у него происходит переоценка ценностей, потребностей и взглядов на жизнь: он больше не только не намерен воровать, но еще готов расстаться с половиной своего имения. А дальше будет видно…

А теперь насчет «видно» и «дальше».

По пре­да­нию, Зак­хей, прозванный Праведным, был пер­вым епи­ско­пом церк­ви Ке­са­рии Па­ле­стин­ской и почитается Православной Церковью в лике святых (католической -- тоже).

Интересно и то, что Климент Александрийский в «Строматах» утверждает, что Закхей был прозван апостолами Матфием и по жребию был избран в число Двенадцати на место отпавшего Иуды (см.: Деян. 1:15-26).
Как это совместить со свидетельством Писания о том, что Матфий был с Иисусом от самого Его Крещения? Ну, не знаю… Может, это и не нужно совмещать, и мнение Кирилла стоит просто считать ошибочным. Но если уж очень нужно…
Евангелист Иоанн говорит, что многие, соблазнившись о Христе, оставляли Его и больше не ходили за Ним (см. Ин. 6:60-66). Возможно Закхей был одним из таковых – тогда становится заметной и понятной не только его проблема малого роста (он же крут - он мог крикнуть "разойдись!"), но и его нежелание быть обнаруженным в намерении увидеть Христа и своих старых приятелей  -- спустя некоторое время, «издалека» и «одним глазком». И фраза «зане и сей сын Авраамль есть» при таком раскладе приобретает двойное смысловое усиление…

Я даже нашел интересное заявление, что еван­гель­ский Зак­хей был… от­цом зна­ме­ни­то­го раббана Иоха­на­на бен Зак­хея… Никакого подтверждения в профильной справочной литературе этому факту я не обнаружил, но если это так, то получается интересное контекстное преломление темы «отцов и детей»... Если ваш сын вдруг принял гиюр, а дочь тоже стала хероманткой, то оно, конечно, не дай Бог, но если уж и так, то не спешите отчаиваться - у вас есть шанс стать святым. Но не сразу. После смерти.
serge_le: (Default)
Продолжение. Начало ЗДЕСЬ.

Писание говорит: «Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно». (Исх.20:7)
Однако это же Писание многократно сообщает нам о том, как ветхозаветные пророки и патриархи призывали Имя Божие. «Всякий, кто призовет имя Господне, спасется», читаем мы у пророка Иоиля (2:32), и позже его процитируют и авторы Нового Завета (Деян. 2:21, Рим.10:13). Так и хочется «напризывать с запасом» - чтоб уж наверняка...

Во многих местах, где говорится о призывании Имени Бога, используется словосочетание «хашем ЙХВХ», что значит «Имя Яхве». Замечу: Есть Яхве, а есть Его Имя, и есть нрапрасное и ненапрасное Его призывание.
Какое Имя у Яхве – сложный вопрос, поскольку в данном контексте вопрос об имени является не вопросом о фонеме, а вопрошанием о сущности.
Если все сводить только к сочетанию звуков, то Бог в Библии называет Себя многими именами. Этому предмету мы как-нибудь посвятим отдельную тему. Сегодня же нам важно другое: со временем иудеи, приняв слово «ЙХВХ» за само Имя Бога, отказались слово «ЙХВХ» произносить вслух и стали заменять его на словом «Адонаи» («наш Господь»). Впрочем, и слово «Адонаи» они использовали только в редких случаях, и в разговорном контексте ортодокс не станет называть и его, а использует аналогичное слово или словосочетание из языка собеседника или упомянутое выше слово «Хашем», которое тоже стало этаким «именем Имени».
Разумеется, слишком наивно заменять одно сочетание звуков человеческой речи другим в надежде на то, что так и только так ты соблюдешь заповедь о непроизносимости Имени Бога. И очень опасно не замечать главное: поминание Бога – это совсем не проблема орфоэпии. Тут проблема не в «Имени», не в том, какое оно, а в том, что значит «призывать» и кто призыивающий.

За каждой литургией священник от имени всех собравшихся возглашает в своем обращении к Богу: «И сподоби нас, Владыко, со дерзновением (см.:Евр. 4:16), неосужденно смети призывати Тя (1Пет. 1:17), Небеснаго Бога Отца, и глаголати…». И дальше все присутсвующие подхватывает пение слов «Отче наш»…
В этот момент на литургии мы мы дерзновенно просим у Бога разрешения: а) призвать Его и б) назвать Его своим Отцом. И то и другое несколько проблематично. Будучи полным засранцем совсем не безопасно напоминать Богу о своем существовании. Ну и, как было показано в первой серии, настаивать на Божественном родстве – это тоже, знаете ли, чересчур самоуверенно...

Не то, чтобы Христос не был
«благим», а то что не этому парню было Его так называть... Есть разница между дерзостью и дерзновением.

На рисунке: «Диаграмма» имён Бога из книги «Oedipus Aegyptiacus» Афанасия Кирхера (Рим, 1652—1954)
serge_le: (Default)
Однажды, когда народ теснился к Нему, чтобы слышать слово Божие, а Он стоял у озера Геннисаретского, увидел Он две лодки, стоящие на озере; а рыболовы, выйдя из них, вымывали сети. Войдя в одну лодку, которая была Симонова, Он просил его отплыть несколько от берега и, сев, учил народ из лодки. Когда же перестал учить, сказал Симону: отплыви на глубину и закиньте сети свои для лова. Симон сказал Ему в ответ: Наставник! мы трудились всю ночь и ничего не поймали, но по слову Твоему закину сеть. Сделав это, они поймали великое множество рыбы, и даже сеть у них прорывалась. И дали знак товарищам, находившимся на другой лодке, чтобы пришли помочь им; и пришли, и наполнили обе лодки, так что они начинали тонуть. Увидев это, Симон Петр припал к коленям Иисуса и сказал: выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный. Ибо ужас объял его и всех, бывших с ним, от этого лова рыб, ими пойманных; также и Иакова и Иоанна, сыновей Зеведеевых, бывших товарищами Симону. И сказал Симону Иисус: не бойся; отныне будешь ловить человеков. И, вытащив обе лодки на берег, оставили всё и последовали за Ним. (Лк.5.1-11)


Большой улов рыбы. Рафаэль Санти (1483–1520)

...Конец рабочей ночи, светает, все громче и громче кричат чайки… Усталые рыбаки после неудачного лова безрадостно моют сети и заделывают в них прорехи…
И вдруг ни с того ни сего возникает толпа людей, которая теснится вокруг странного Человека – чтобы лучше слышать Его Наставления. Рыболовы, оказавшись в самом эпицентре событий явились не только свидетелями происходящего, но и участниками – возможно, даже и невольными.
Эх, поскорее оказаться бы дома, но нет: проповедник сначала просит их отплыть от берега, а потом, после длительного нравоучения, отправиться на глубину и – о ужас! – опять забросить сети…
«Ура, парни, остаемся на вторую смену!» - подумали рыбаки. Они уверены, что ловить бесполезно, но соглашаются поступить по велению Учителя. Народу много – все стоят, смотрят на работяг и ждут, когда те выполнят то, о чем их просят. Попробуй-ка откажи!
А возможно, Учитель имеет ввиду совсем не рыбалку, а какую-то дидактическую постановку – учителя так часто поступают: просят сделать какой-нибудь бессмысленный жест или банальное действие, а потом как начнут его комментировать. Интересно же!..

Но иногда вещи являются именно такими, как кажутся – без всяких ноуменов, вторых смыслов, подтекстов и аллегорий:  сети чудесным образом наполняются рыбой. «Ура, у нас тоже вторая смена!» - подумали рыбаки другой лодки и дружно бросились на помощь к своим коллегам. Лодки под тяжестью улова начинают зачерпывать воду, но, слава Богу, все обходится…
И вот, казалось бы, сразу после того, как все отдышались, самое время состоятся такому разговору:
- Как зовут тебя, Учитель?
- Иисус. Из Назарета.
- Очень приятно, Симон. А это - Иаков и Иоанн. Слушай, Иисус… если бы не ты! Спасибо тебе, что выручил и подсобил… И проповедь Твою послушали с удовольствием… Будешь в наших краях - заходи. Извини, сейчас спешим – много работы! Сам же видишь, сколько рыбы!

Но происходит совсем другой диалог с совсем иным результатом. И пойманная рыба оказывается не нужной…
serge_le: (Default)
Посему Царство Небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими; когда начал он считаться, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов; а как он не имел, чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и всё, что он имел, и заплатить; тогда раб тот пал, и, кланяясь ему, говорил: государь! потерпи на мне, и всё тебе заплачу. Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему. Раб же тот, выйдя, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря: отдай мне, что́ должен. Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: потерпи на мне, и всё отдам тебе. Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга. Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились и, придя, рассказали государю своему всё бывшее. Тогда государь его призывает его и говорит: злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, ка́к и я помиловал тебя? И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга. Та́к и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его (Мф.18.23-35)

Обычно, толкуя эту притчу, замечают не всех действующих лиц. Как правило, внимание артикулируется только на Господине и немилосердном рабе. Первый – метафора, указывающая на Бога, а злой раб, соответственно – метафора грешника, который ищет милость Божью, но сам отказывается прощать своим должникам. Десять тысяч талантов суть эквивалент ок. 180 тонн серебра и метафора невероятно огромного и совершенно невозвратного долга - видимо, в те времена столько серебра даже не было ни добыто, ни разведано - есть долги, что дороже всех денег... Грехи наших ближних против нас незначительны, сравнительно с грехами нашими перед Богом.

Писание многократно и многообразно ставит в прямую зависимость перспективу нашего спасения от нашей способности прощать. Напомню, что даже молитва «Отче наш» учит нас просить Бога о прощении на столько, на сколько мы оставляем должникам нашим: простить нам так, как прощаем мы; прощаем мы – прощают нас… Увидь себя в своем ближнем и прости себя в нем - вот тебе и прощение Божие! По большому счету, вся притча – наглядная красочная иллюстрация этой идеи.

Но, как мы сказали ранее, в притче есть еще и другие персонажи: должник злого раба и те, кто пожаловались на несправедливость Господину.
Давайте поговорим о них.

Злой, немилосредный раб, которому простили многое, и который через это прощение заново обрел свою семью и собственность (= жизнь), не захотел простить своему ближнему сущий пустяк - по сравнению с тем, что простили ему, разумеется. Однако не стоит думать, что злой раб - просто тупой жмот, который уперся в три копейки. Мелочность – это однозначно плохо, но позвольте: один динарий в то время имел меру ок. 4.5 граммов серебра. На кону - не много ни мало - почти полкилограмма лунного металла! Даже для сегодняшнего дня это немалая сумма, хотя, в отличие от размера первой суммы, в ней нет ничего метафизически запредельного. Злость раба - мы видим - отнюдь не в его мелочности, а смысл притчи в том, что мы должны прощать не просто пустяки, но и те «суммы», которые иногда пришлись бы нам очень-очень кстати – да, злого голозадого раба простили, но денег-то ему никто не дал, и нужда его осталась при нем. Идея прощения, дорогие мои, может противоречить здравому смыслу, основанному на принципе выбора лучшего и следования своим интересам…
Злой раб буквально набросился на своего должника, начал душить его, требуя своё, и, в конце концов, ничего не получив, посадил его в долговую яму.
Слава Богу, нашлись неравнодушные. А ведь они могли сказать себе: какое мое дело? Зачем мне влезать в чужие разборки? Не на все ли воля господина – кому хочет, тому и прощает? Мне ли судить чужого раба? НЕ МНЕ ЛИ ГОСПОДИН ПРОСТИЛ МНОГОЕ, И НЕ ДОЛЖЕН ЛИ Я ПРОСТИТЬ ЭТОГО ЗЛОДЕЯ?».
Нет, они поступили по-другому: они в своем обращении обратили внимание господина на ситуацию и тем самым попросили вмешаться в нее. Прощать нужно своих должников, но должны ли мы быть безучастными к чужому горю? Имеете ли вы право прощать чужие долги?
Тут можно думать: потребовали ли ходатаи наказать злодея (раз он такой гад), или же они просто попросили помочь его жертве? Между тем и другим – разница: то, что господин отзывает свое милосердное прощение у злого раба и вновь предъявляет ему претензию, само по себе не означает что-то хорошее для второго должника: я не знаток уголовного права, но вполне возможно, сидеть они будут оба и в одной камере.
А может доброхоты попросили о том и том одновременно (наказать одного и подсобить деньжатами другому)? Не знаю, это - вопрос интерпретации, но главное, что они больше возмущены наглостью злодея, чем уверены в невиновности своего друга. Жестокость немилосердного раба формально не уменьшала сумму, которую ему были должны…

Задолжавшего сто динариев очень жалко. Но жалость к нему, все же, контекстуальная. Представьте себе, что в рассказе нет никакой предыстории о прощении на большую сумму денег: вот есть просто бедолага, который из-за ста динариев оказался в тюрьме… Мы не знаем, как так получилось, но… ребята, давайте жить не только дружно, но и по средствам.
Меня пугает то, с какой легкостью сегодня население бросается в кредиты и лезет в иные виды долгов – притом из-за всякой ерунды. Все ли заплатят? И все\всё\всем ли простят? Долги – сегодня одна из самых распространенных бед, которая угнетает человека: «Здоровья – нету», «Муж - пьет», «Дети – сволочи», и «А еще эти кредиты»…
Перед тем, как просить Бога о прощении долгов, нужно не только простить долги, но и отдать долги. А что вы думали?? «Кому должен всем прощаю»? Нет, так не выйдет!  «Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой. Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу; истинно говорю тебе: ты не выйдешь оттуда, пока не отдашь до последнего кодранта» (Мф.5:23-26)

И вообще "НЕ ОСТАВАЙТЕСЬ ДОЛЖНЫМИ НИКОМУ НИЧЕМ, КРОМЕ ВЗАИМНОЙ ЛЮБВИ" (Рим.13:8).

P.S. Где бы одолжить немножечко любви? Срочно и внутривенно. Был бы помоложе, то пообещал бы большие проценты...

2+2

Sep. 29th, 2015 08:00 pm
serge_le: (Default)
Когда же приидет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне; а также и вы будете свидетельствовать, потому что вы сначала со Мною. Сие сказал Я вам, чтобы вы не соблазнились. Изгонят вас из синагог; даже наступает время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу. (Ин.15.26-16.2)

Мы иногда думаем, что свидетельствовать о Боге – это значит кричать в мегафон «Символ Веры», громить непотребные выставки и всяческим иным образом принуждать безбожников к большой любви и согласию.
А мне вот кажется другое. Свидетельствовать – это больше терпеть и страдать: сохранять свою приверженность Благой Вести и способность ее излучать - несмотря на все то зло, что ополчилось на тебя вокруг.
Нет, я не развожу здесь толстовства. Я понимаю, что добро иногда должно уметь постоять за другое добро, и все такое... Но, если ситуация имеет формулу "узбагойся, а то я тебе щас люлей навешаю" - это что угодно, но только не свидетельство, не исповедание.
И в любом случае, когда, наоборот, сам христианин начинает искать кого убить или изгнать, и при этом полагает, что «служит Богу», мне кажется... нет, это не антиевангелие - это что-то третье: онкоевангелие, чтоли.

Свидетельство – это даже не только (и не столько) формальное догматическое исповедание своей веры. Оно еще есть и «обычное» благочестие, простой честный труд, кроткий честный ответ, мужество черное называть черным, а белое – белым. Иногда это – банальная готовность взять на себя смелость сказать, что 2+2=4. Уж кому что Господь посылает в жизни, но посылает всем...

serge_le: (Default)
Продолжение. Начало ЗДЕСЬ

Так вот… На чем мы остановились? Ах, да! На вопросе о том, что значит любить Бога. И что же значит любить Бога? О, я об этом много читал и таки вам сейчас все расскажу.
У читателей могли возникнуть (и возникли) два вопроса: 1. Можно ли спастись, имея веру, но не имея добрых дел? 2. Можно ли спастись без веры, имея только добрые дела?

Вот сказано же: "Делами закона не оправдается пред Ним никакая плоть. Ибо мы признаем, что человек оправдывается верою, независимо от дел закона" (Рим. 3:20), "Потому что законом никто не оправдывается пред Богом, это ясно, потому что праведный верою жив будет" (Гал. 3:11). «Он {Бог} спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по Своей милости, банею возрождения и обновления Святым Духом» (Тит.3:5). В прямом смысле речь идет о тех делах, которые подразумевались иудейской обрядностью (как бытовой, так и богослужебной), но если исходить из того, что «дела закона» (Моисеева – всего того, о чем говорится в Торе и у Пророков) нам никак не удастся свести только к ритуалистике, то становится очевидным, что имеется в виду добродетель вообще, хотя в определенных местах речь идет именно об обрядности (например, Рим.4:2-6).

Т.е., может показаться, что «главное любить всемогущего и доброго Бога», и громче всех кричать «Аллилуйя!», а все остальное не важно – будь хоть последней сволочью, если тебе так нравится. «И не делать ли нам зло, чтобы вышло добро, как некоторые злословят нас и говорят, будто мы так учим?» (Рим.3:8)

Но нет. «Что пользы, братия мои, если кто говорит, что он имеет веру, а дел не имеет? может ли эта вера спасти его? … Хочешь ли знать, неосновательный человек, что вера без дел мертва?» (Иак.2.14,20) Т.е., веры без добродетели не бывает, как жизни без воды - если правильно понимать значение слова «верить», иначе и сатана выйдет «очень верующим», поскольку «и бесы веруют, и трепещут» (Иак.2.19). Любовь к родителям, женщине, к ребенку, к собаке – ко всему! – обнаруживает себя в делах, а не в словах. Ее не существует вне проявлений, а проявление – в делах.
Нелюбовь, кстати, тоже обнаруживает себя в делах… «Если бы вы были дети Авраама, то дела Авраамовы делали бы… Вы делаете дела отца вашего… если бы Бог был Отец ваш, то вы любили бы Меня… Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего" (Ин.8:38-44). Даже «Если имею … всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто» (1Кор. 13:2). «Любовь не делает ближнему зла; итак любовь есть исполнение закона» (Рим.13:10). ИСПОЛНЕНИЕ ЗАКОНА, Карл!
«Любящие Его сохранят пути Его». (Сир. 2, 15). «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня» (Ин. 14, 21). "Это есть любовь к Богу, чтобы мы соблюдали заповеди Его. Ибо всякий, рожденный от Бога, побеждает мир". (1 Ин. 5, 3-4). Теперь «Видите ли, что человек оправдывается делами, а не верою только?» (Иак.2:24) А?

И зациклим. "Итак сказали Ему: что нам делать, чтобы творить дела Божии? Иисус сказал им в ответ: вот дело Божие, чтобы вы веровали в Того, Кого Он послал" (Иоан.6:28-29) ВЕРА И ЕСТЬ ДЕЛО, а не только дело есть вера.

Это - не смешение различного. Это соединение того, что в европейских языках противопоставлено, но на языке Библии выражено одним понятием. Первый раз слово "верить" упоминается в Быт. 15.6: «Аврам поверил (!m;a «'оman» – от чего и происходит «аминь») Господу, и Он вменил это ему в праведность». И в других местах слово «верить» с производными является переводом «омана» и однокоренных ему слов. Перекочевавшее в русский «аминь» используется как подытоживание молитвы или как термин, что-либо подтверждающий: вера говорит на все, что сказал Бог: «Аминь», библейское «верить» – значит «аминить» Богу разумом, верой, чувством, деланием, доверием, надеждой, стремлением и намерением... – все своей природой, а не отдельной ее частью, раскрыться навстречу возвещаемому Откровению. Европейские переводы выхватывают только один какой-то смысл из перечисленных. В принципе весь спор о «вере и добрых делах» между католиками и протестантами можно выбросить в мусорку и считать его зацикленным либо на банальные злоупотребления и крайности с той и другой стороны, либо терминологическим недоразумением.

Однако, люди, на самом деле, могут "быть хорошими" (и бывают) по отношению друг ко другу и вне христианства, и даже вне религии вообще. Бывают люди, относительно которых можно сказать, что их религия (нет, вернее, их восприятие религии) сделало их хуже...
Бытовая, общечеловеческая добропорядояность и без религиозности возможна, однако духовная праведность без бытовой и общечеловеческой порядочности не возможна.
Когда мы поступаем в институт, то у нас не проверяют скорость чтения и знание таблицы умножения – это само собой разумеющееся. Перед тем как стать христианином, нужно стать человеком – это само собой разумеющееся. Хотя, возможно параллельное развитие, где христианство и человечность данамически взаимообусловлены, и еще возможны чудеса: уверовало животное и бац! стало человеком.
Но по-любому, ритуальную составляющую иудаизма как промежуточный этап духовно-нравственной эволюции можно пропустить: обрезан ты или не обрезан – разницы никакой. «Ибо во Христе Иисусе ничего не значит ни обрезание, ни необрезание, а новое творение. Тем, которые поступают по сему правилу, мир им и милость… Аминь» (Гал.6.15-18).

Стоп-стоп-стоп! – скажете вы. А как же понимать слова апостола «Когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то не имея закона, они сами себе закон: они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую, в день, когда, по благовествованию моему, Бог будет судить тайные дела человеков через Иисуса Христа» (Рим. 2:14–16)? Про змкон уже говорилось. Если дела не спасают верующих, то как они могут спасти неверщих? Исходя из того, что нам открыл Господь, вера во Христа есть необходимое условие для спасения, и вне Его спасения нет! В приведенной цитате речь идет о «тайных делах» - о чем-то таком, что от нас сокрыто, что нам непонятно, о чем мы не можем мыслить непротиворечиво. В самом деле, как это соотнести со сказанным у Иоанна: «Верующий в Него не судится, а неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя Единородного Сына Божия» (Ин.3:18)? А значит не надо об этом мыслить вообще – ведь сказано, что «Бог будет судить». Все наши суждения о спасении имеют применимость только в границах нашего Закона Божиего«Но мы знаем, что закон, если что говорит, говорит к состоящим под законом» (Рим.3:19). Мы желаем спасения всем – и язычникам, поэтому с проповедью обращаемся ко всему миру. Я не знаю, как возможно спасение для неверующего (исходя из моих знаний это невозможно), но я знаю, что мое знание о спасении меньше всего играет роль в спасении\погибели неверующих, которые знать меня не знают и знать не хотят. Поэтому только от Бога спасение, что Он один знает КАК спасти нас. А люди знают только как осудить, да и то…

Правильно ставьте акценты: не наша вера нас спасает, не наши дела – никто не спасет себя сам своей верой или своими делами. Нас спасает только Бог «через Иисуса Христа», спасение есть Его дар, а не заслуженная нами награда. Заслуженным может быть только ад.
Page generated Jul. 27th, 2017 02:31 pm
Powered by Dreamwidth Studios